Sherlock. Come and play

Объявление

Форум функционирует в ограниченном режиме: новые игроки не принимаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Весна 2008 > 16.06.2011 What do you need? - You


Весна 2008 > 16.06.2011 What do you need? - You

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время и место:
Начиная с весны 2008 года, заканчивая падением.

Участники:
Molly Hooper, Sherlock Holmes

Краткое описание:
История их знакомства и развития отношений вплоть до того самого монолога: " You do count. You've always counted and I've always trusted you". И немного дальше.

*описание будет дополняться в процессе.

Отредактировано Sherlock Holmes (2013-08-29 21:46:26)

0

2

Июнь в этом году наступил как-то сразу, словно на спор. Кроны деревьев радовали глаз свежей зеленью, а ночью по-английски невозмутимо стояли под порывами совсем не летнего ветра.
Календарь недвусмысленно напоминал, что вот-вот наступит середина месяца, ее любимого месяца лета, но она будто шла сквозь, ничего не замечая.

Сегодня утром ей показалось, что он прислал смс. Молли мгновенно схватила телефон; никаких оповещений о новых сообщениях не увидела. Нет, это ни на что не похоже, так нельзя. Надо держать себя в руках.
Ветер за окнами испытывал на стойкость зеленые кроны, они шумели, царапались ветками в окна, беспомощно бились о стекло. Слишком громко и убедительно. Стоит ей ненадолго расслабиться, что-то случится.
С ним что-то случится. Шерлок уже несколько недель не давал о себе знать.

Она  соскучилась, открыла меню телефона и прочла последнее смс, присланное, судя по дате, целую вечность назад.
Ты мне нужна.
Перечитала. Полистала, нашла еще.
Ты мне нужна. Молли, ты мне нужна.
Вот и поговорили. Доброе утро, Шерлок.
Можно начинать день. Бартс и любимые клиенты, которых уже ничто не тревожит. Повод для зависти, подумала она, направляясь к метро.

***
-Молли, пожалуйста, зайди,  как только освободишься. Ты мне нужна.
Стамфорд не был ее непосредственным начальником, но они были так давно знакомы, Молли знала, что Майк никогда не будет просить зайти, чтобы просто поболтать о погоде. Значит, была веская причина.

Причину звали Шерлок Холмс. Мистер Шерлок Холмс, консультирующий детектив.
Волей неведомых богов английского Олимпа мисс Молли Хупер, патологоанатом, поступала в его распоряжение. Мистер Шерлок Холмс надеется на ее помощь в то время и в том объеме, которые будут ей удобны.  Разумеется, если у нее нет возражений.
Стамфорд иногда так любит церемонно выражаться.

Здравствуйте, мисс Хупер. Майк рекомендовал мне Вас как толкового специалиста, разбирающегося, помимо Вашей непосредственной специализации, в химии, и кроме того, уверил, что Вы не болтливы. Это важно.
Молли услышала шум моря. Волны набегают друг на друга, перекатывают гальку…что он сказал?

…доступ в лабораторию будет Вам предоставлен…
Морской бриз смешался с ароматом мокрых сандаловых деревьев, невесомо поплыл по комнате.
Ее узкая ладошка легла в его руку и Молли почувствовала осторожное рукопожатие длинных, беспокойных пальцев. Почему она всегда обращает внимание на пальцы?

- Молли одна из моих лучших учениц, настоящее сокровище, береги ее.

Красавица и Чудовище, ни дать ни взять,- рассмеялся Стамфорд, бросив взгляд на стоящую перед ним пару.

Молли, в самом деле, была ему по грудь, и, чтобы взглянуть  в лицо мужчины, пришлось поднять голову.
Он не был чудовищем, нет, скорее, состоял из острых граней. Весь, начиная с идеально обозначенных  скул на неправдоподобно бледном лице, при взгляде на которое приходила мысль о фамильных портретах, старинных замках, кружевных воротничках и псовой охоте.

Однако, мистер Шерлок Холмс ограничился дорогим костюмом и небрежно расстегнутой на одну пуговицу рубашкой.
Пальто, напоминающее военную форму, наброшено сверху, воротник поднят. Острые грани.
Синий шарф, который, как истинный англичанин, Шерлок, по-видимому, носил много лет, и не собирался снимать в будущем, выгодно оттеняет синеву глаз. Очень необычные глаза, такие, наверное, бывают только у эльфов или инопланетян.
Эти глаза смотрят сейчас на нее внимательно и спокойно. Изучают, сканируют.

Можно без церемоний. Просто Шерлок.

Они вышли в коридор и направились в лабораторию. Вернее, это Шерлок направился, а Молли бежала следом, стараясь не отстать и расслышать то, что он говорит.
Мисс Хупер, вероятно, сегодня  придется работать допоздна. Вы одиноки, очень кстати. Ничто не будет отвлекать от работы.
Нет, эта информация не из досье. Какая разница, просто знаю.

Вам понадобится усиленная защитная маска для органов дыхания. Я уже привык к подобному, чего нельзя сказать о Вас.
А летучих мышей
  (он неожиданно остановился посреди коридора, развернувшись к ней лицом) бояться  не надо. Они практически безобидны.
Появившиеся на мгновение тень улыбки пробегает по губам, искрится во взгляде и растворяется в глубине глаз, ставших по-мальчишечьи озорными.

Этого тоже нет в ее досье.
Молли хочет спросить, откуда ему всё известно, но вместо этого растерянно улыбается в ответ.
Появляется стойкое ощущение, что ее жизнь изменилась надолго, возможно, навсегда.

Молли. Просто Молли. Можно без церемоний.

Окей, ему нужно подготовить реактивы в течение получаса вот по этому списку, обратив особое внимание на пункт номер два.
И кофе, пожалуйста. Черный. С сахаром.

Отредактировано Molly Hooper (2013-09-01 10:44:48)

+4

3

Когда Шерлок рассказал Стэмфорду про свое новое дело и спросил, нет ли у того на примете человека, который мог бы ему помочь с доказательствами его теории, Майк лишь загадочно  улыбнулся.  Он любил сводить людей, в чем честно признавался. Интуиция практически никогда не подводила его.  Люди, которых он знакомил идеально подходили друг другу и становились либо лучшими друзьями, либо любовниками, а иногда даже все заканчивалось свадьбой. Стэмфорд обожал свадьбы. Особенно, когда его на них приглашали.
В случае с Шерлоком вероятность ошибки была близка к девяноста процентам. Если его не посылали в первые десять минут, стоило подождать еще немного, ведь и строптивому детективу мог не понравиться собеседник.  Но, чем сложнее задача, тем интереснее. Именно поэтому Шерлок доверил выбор помощника Стэмфорду. Если он не справится, больше надеяться не на кого.
Что ж, Шерлоку не нужен был эксперт-заучка, который знает теорию в рамках учебников и энциклопедий, и гордится этим так, словно он изобрел лекарство от старости. Это должен был быть человек терпеливый, рассудительный, тихий и желательно незаметный. Такой, который в нужный момент сможет слиться со стеной, не будет задавать лишних вопросов, и при этом будет достаточно деятельным, когда это требуется. 
Молли Хупер подходила идеально. Маленькая и хрупкая, кажущаяся такой неуверенной в себе, но меж тем умеющая при необходимости давать отпор и отрезвлять зарвавшихся самодовольных нахалов. Если бы Молли не было, пришлось бы ее выдумать специально для Шерлока Холмса. У мисс Хупер было огромное доброе сердце. Она просто обязана растопить лед в душе этого мужчины, а если и ей это не дано, то Стэмфорд готов был оставить эту затею навсегда.
Конечно же, Майк беспокоился, что Шерлок может, хоть и не со зла, задеть ее чувства, о чем и предупредил его, несильно надеясь, что Холмс послушает. Шерлок и не слушал. Все его мысли были заняты делом.
Что ж, по крайней мере, эти двое не нагрубили друг другу при встрече. Хороший знак. Стэмфорд сделал свое дело и мог со спокойной душой идти обедать. Зайдет к ним вечером, чтобы убедиться, что все целы, и никто не плачет в уголке, проклиная его.
Шерлоку хватило одного взгляда на Молли, чтобы оценить выбор Майка. Одинокая, о чем свидетельствовало и отсутствие макияжа и наряд и даже прическа, но не болтливая. Конечно, она не сталкивалась со случаем, о котором ей планировал поведать детектив, но тем лучше. Не замыленный взгляд в подобных вопросах частенько оказывался весьма полезным. Кроме того, Шерлоку осточертело общество черепа. Иногда, в качестве разнообразия, приятно иметь дело с живым человеком.
Они добрались до лаборатории, и Шерлок остановился около стола, на котором стоял контейнер для перевозки органов.
- Джейн Кент, домохозяйка, 31 год, была обнаружена мертвой в ванной собственного дома. Вода  была спущена, - Шерлок, не теряя времени, перешел к фактам. - Миссис Кент лежала на боку, согнув руки. Судя по всему, когда она сидела в ванной, у нее началась рвота, она потеряла сознание, с головой ушла под воду и захлебнулась. Следов насилия обнаружено не было. Но врач, констатировавший смерть, обратил внимание на ненормально расширенные зрачки и решил, что дело в наркотиках. Он вызвал полицию. В доме, кроме миссис Кент, находился ее муж, Тимоти Кент, инструктор по бодибилдингу. Он сообщил, что его жена была беременна и уже несколько дней чувствовала себя неважно, но к врачу обращаться отказывалась. Она была вялой и много спала. Ночью она почувствовала себя совсем плохо. Ее тошнило, поднялась температура, и она решила принять ванну. А мистер Кент спокойно заснул и проснулся лишь через пару часов. Не обнаружив жену в кровати, он забеспокоился и поспешил в ванную комнату, где и нашел ее уже под водой. По его словам, он попытался вытащить жену, но она оказалось слишком тяжелой. Тогда он спустил воду и попытался провести реанимационные мероприятия прямо в ванной. Все было без толку. Слова мистера Кента не соответствовали действительности: его пижама была сухой, на полу не было обнаружено никаких брызг, а в складках согнутых рук умершей оказалась вода, что также противоречило утверждению мужчины, что он пытался спасти жену, делая ей искусственное дыхание. Кроме того, в доме были найдены несколько шприцев, которыми недавно пользовались. По словам мистера Кента, он вводит анаболики для увеличения мышечной массы  себе и иногда своим спортсменам, заглядывающим в гости. Своей жене он никаких уколов не делал. Полиция отправила труп в судебно-медицинскую лабораторию.  Результаты вскрытия показали, что Джейн Кент была полностью здорова. Ничего не могло вызвать внезапную слабость и потерю сознания. Все органы были в порядке, аномалий обнаружено не было. Беременность, около шести недель, также не могла повлиять на ее состояние. Никаких следов инъекций судмедэксперту обнаружить не удалось. Тело было передано токсикологам. Они должны были провести анализы на наличие медикаментов и ядов в организме. Исследование кишечного тракта умершей, проб рвотной массы, мочи, крови, печени, селезенки, легких и мозга также ничего не выявили. Обмен веществ был в норме. Исследование содержимых шприцов показало наличие Нандролона, который не мог привести к подобным последствиям. Полиция зашла в тупик. Все дело было в том, что они искали не там. Следы уколов удалось обнаружить через лупу на правой ягодице. Судмедэксперт при первом осмотре не удосужился очистить кожу от загрязнений.  Разрезы кожи и лежащих под ней мышц  показали мельчайшие следы воспаления. Уколы были сделаны за несколько часов до смерти миссис Кент. Но по-прежнему не удавалось установить, что за средство было введено, - Шерлок остановился и указал на контейнер, ждущий своего часа на столе. – Здесь часть тканей со следами уколов, в которых возможно сохранились остатки введенного средства. Наша с Вами задача найти эти следы и точно установить, что за раствор был введен миссис Кент. Идеи?
Некоторую информацию Шерлок заведомо умолчал, например, то, каким образом ему удалось достать этот образец. Это к делу отношения не имело. Другое дело, сможет ли она догадаться, что за средство было введено миссис Кент. Ответ был на поверхности, а вот доказательства им лишь предстояло обнаружить.

+4

4

Консультирующий детектив Шерлок Холмс попросил кофе с сахаром. Молли выполнила его просьбу, мимоходом подумав, насколько странно это выглядит. Патологоанатом Молли Хупер, она же по совместительству разносчик кофе. Не более странно, чем его профессия, так что, почему бы и нет.
Шерлок начал говорить о деле, которым им предстояло заняться, так увлеченно, как будто пересказывал роман Уилки Коллинза или Эдгара По. Молли невольно передался его азарт, различимое под покровом хороших манер возбуждение охотника. Она тоже была профессионалом, любящим свою работу.
Фраза они оба любили трупы выглядела как паранойя, но в точности выражала то, что было в этот момент между ними общего.
Молли слушает, боясь пропустить хоть слово. Мужчина думает вслух. Ему не нужно ничье мнение, только кофе.
На что похоже то, о чем он говорит? Эти симптомы - ненормально расширенные зрачки. Умершая не была эпилептиком, хотя тут Молли не стала делать однозначных выводов, болезнь могла быть спровоцирована  беременностью. Вообще, какая-то патология мозговых тканей отпадала, при вскрытии было бы видно в первую очередь. Расширенные зрачки дает ботулизм, но Шерлок говорит, что исследования внутренних органов показали, всё чисто.
Страх, испугалась чего-то – тоже нет. Поза трупа говорит о спокойной смерти, она не сопротивлялась, не волновалась.
Может, муж ввел ей какой-то наркотик. Его следы не удалось обнаружить спустя несколько часов после введения, так не бывает.
Всё. Тупик.
-Идеи?
Ей нечего сказать, и она никогда еще не чувствовала себя такой глупой, как сейчас.
- Я …не могу ничего придумать, простите, мистер….Шерлок, мне очень жаль. Пойду лучше подготовлю реактивы.

Консультирующий детектив должен быть полностью разочарован.

По списку пункт номер два,он же попросил обратить внимание!
Да, симптомы полностью совпадают, вот только эврика будет не к месту с ее стороны. Шерлок знал причину раньше.

Тошнота, жар, расширенные значки – классические признаки  гипогликемической комы, описанные во всех учебниках. Высококвалифицированный специалист Хупер должна была вспомнить об этом сразу же. Муж - спортивный инструктор, знает о подобных препаратах, вот уж не тайна, что многие спортсмены на них сидят. «Добавляют мышц» инъекциями, и при этом уверены, что анализы ничего не покажут, а через несколько часов в организме нельзя будет найти вообще никаких следов.

- Шерлок, это инсулин, да?
Он за ней наблюдал все время. Так смотрят на белых лабораторных мышей, которым ввели экспериментальную дозу вещества.

Отредактировано Molly Hooper (2013-09-14 10:51:08)

+4

5

Никто не приносил ему кофе. По крайней мере, никто не делал этого дважды. Например, с сержантами полиции этот трюк никогда не срабатывал. Они считали, что профессионалы их уровня не должны опускаться до подобного. Однако же, совершаемые ими во время следствия ошибки говорили не в их пользу. Кофе они делали лучше. Им следовало пересмотреть свои карьерные перспективы.
Молли была застенчивой и неприметной. Ее можно поставить к стене и спустя некоторое время забыть о ее присутствии. Неуверенность сквозила в каждом движении, в сказанном слове, во взгляде, который будто бы тихонько спрашивал: «Можно я посмотрю на тебя еще немного?»
Шерлок был не против. Он снял пальто и развязал шарф.
У людей детектив чаще вызывал отрицательные эмоции, которыми они торопились тут же с ним поделиться. В таких случаях успешно срабатывал защитный механизм. У каждого человека были свои секреты. Шерлок быстро обнаруживал их благодаря дедукции и вытаскивал наружу. Люди ненавидели его.
С восхищением смотрели куда реже. 
Это было… хм… приятно.
А Молли сдалась. Слишком быстро. Неужели это все?
Тонкие губы, маленький рот, волосы, которые никогда не знали краски и вряд ли укладывались во что-то более сложное, чем высокий хвост.
С трупами проще.  Они холодны и безмятежны. Их не надо удивлять, боятся, что им что-то не понравится во внешнем виде, сказанных словах или поступках. Идеальные клиенты. Невероятно расслабляет, не правда ли, мисс Хупер?
Но иногда все же хочется ощутить тепло человеческого тела. Так близко, насколько это возможно.
Странно, что у нее нет кошки. 
Кофе в Бартсе был отвратительный. Но не во вкусе дело. Значение имел лишь производимый эффект: воздействие на когнитивную систему, стимуляция центральной нервной системы.
Шерлок едва заметно улыбнулся, услышав это робкое: «Это инсулин, да?».
- Совершенно верно. Анализ мочи показал, что миссис Кент не была диабетиком. Недостаток сахара в крови также не мог стать причиной смерти. При исследовании крови взятой из полости сердца выяснилось, что количество сахара несколько превышает норму. Но это еще не означает, что смерть произошла не из-за отсутствия в крови нужного количества сахара. Вам должно быть известно, что в момент смертельной опасности печень мобилизует все свои резервы, однако до наступления смерти нужное количество сахара успевает достигнуть лишь правого желудочка. Мистер Кент несомненно знал о свойствах инсулина и мог ввести его своей жене, предусмотрев, что сознание она потеряет непосредственно  в ванной и утонет.  Кроме того, обнаружилось еще одно обстоятельство: дядя Тимоти Кента умер в прошлом году. Точную причину смерти тогда установить не удалось. Но у меня есть все основания полагать, что способ убийства был аналогичный. Если нам не удастся доказать наличие инсулина в этот раз, мистер Кент продолжит убивать. Должен быть какой-то метод обнаружить инсулин в тканях человеческого тела. Мне нужна Ваша помощь.

+4

6

Она не умеет так быстро думать, как Шерлок. Нужно спокойно разложить факты по полочкам. Так поступают все нормальные, обычные люди на ее месте. Шерлок поразительно иной, ему даже в голову не приходит, что кто-то может думать не так быстро, как он сам. С ним некомфортно, его присутствие будоражит, лишает обычного присутствия духа, заставляет делать несуразные вещи.
Сейчас она уже добрых десять минут разглядывает родинку на его шее. Это как минимум неприлично, надо отвести взгляд, в конце - концов, ей давно не 15.

-Мне нужна Ваша помощь.
Не хочет по имени, держит дистанцию. Печально, но, может, так даже лучше, меньше поводов с ее стороны думать о всякой ерунде. Просит о помощи, так пусть даст ей время. Она не гений, как некоторые в этой комнате.

- Мистер Холмс, мне нужно, чтобы Вы дали мне время, около 10 минут, пожалуйста.

Шерлок звучало лучше, но предлагать еще раз - значит навязываться. Он, наверное, имя ее забыл.

После соматической смерти мышечные клетки перестают получать кислород и умирают в результате недостаточного кровообращения. Тогда мышечные клетки используют анаэробное дыхание для выработки энергии (аденозинтрифосфата, АТФ) из запасов гликогена. Одним из продуктов анаэробного дыхания является молочная кислота. Молочную кислоту невозможно удалить из клеток, и их рН понижается, так как кровь больше не циркулирует. Такой низкий уровень рН замедляет активность ферментов, контролирующих клеточный метаболизм. Таким образом, низкий уровень рНпрекращает метаболизм клеток мышц…Чем выше температура, тем быстрее проходят химические реакции, побуждающие клетки вырабатывать молочную кислоту, что, в свою очередь, ускоряет смерть клеток
Даже фамилию автора учебника она сейчас знала, но тут же стерла из памяти.

Шерлоку не нужна лишняя информация вроде чьих-либо имен или фамилий.

Женщина умерла в ванне с горячей водой. Следовательно, молочная кислота образовывалась в умирающих клетках очень быстро. Температура. Ее воздействие было непродолжительным настолько, чтобы не начался процесс гниения. Мы можем попытаться использовать тот факт, что молочная кислота - неплохой консервант. Может быть, в местах уколов сохранился и законсервировался инсулин. Тогда нужно выделить его из тканей, и проследить действие экстракта на живой организм.

Шансы в лучшем случае 50/50, она позволила себе теоретизировать, а практически помешать докопаться до истины могла любая случайность.
Мисс Хупер негромко говорила в пространство, словно читала лекцию, оценивая информацию как бы со стороны. Да, всё верно, иначе ничего не выйдет.
Чистый инсулин нужно ввести другой особи и сравнить результат воздействия.
Лабораторные мышки помогут решить проблему.

Молли поймала себя на том, что отзеркаливает чужую манеру говорить вслух.

Кажется, он произнес ее имя. Надо же, вспомнил.

Отредактировано Molly Hooper (2013-09-19 14:32:57)

+4

7

Молли Хупер успешно прошла проверку и попала в «близкий» круг знакомых Шерлока Холмса. Место ничем не примечательное за исключением дополнительных сложностей, входящих в базовый пакет общения с детективом.
За следующий год Шерлок появлялся в Бартсе не реже, чем раз в неделю. Он мог разбудить Молли смс-кой среди ночи с требованием достать для него свежий труп для скальпирования или тело умершего от передозировки наркотиков. Все что угодно. Самые безумные идеи, жутковатые эксперименты, далекие от гуманности даже по отношению к почившим.
Если Молли не отвечала, Шерлок мог заявиться без приглашения к ней домой только для того, чтобы доставить ее в Бартс. Ожидание не было его сильной чертой.
Как и тактичность.
Поэтому, ему ничего не стоило ворваться в ресторан и испортить ей свидание, сообщив ее ухажеру что-нибудь из разряда:
- Ваша жена знает, где вы?
Или:
- Давно вы без работы, мистер..?
Молли не нужно было даже ничего ему говорить. То, что она запланировала свидание на вечер, он мог определить с закрытыми глазами благодаря ее духам. А найти где именно назначено рандеву, тоже не составляло труда. Как правило, это были ресторанчики в районе Смитфилда, чтобы не тратиться на такси. Принцип работал не всегда, и тогда Шерлок закидывал Молли смс-ками с просьбами приехать как можно скорее. Вопрос жизни и смерти. Она никогда его не подводила.
Он появлялся словно черт из табакерки и получал все, что ему было нужно, пользуясь ее хорошим отношением к себе, грубой лестью и комплиментами. Надо было быть слепцом, чтобы не заметить, как она к нему относится: смущается, если он обращает на нее пристальное внимание, как злиться, когда он бесцеремонно вторгается в ее жизнь, но все равно безропотно следует за ним в Бартс, где ее всегда ждала работа. 
Как только цель оказывалась достигнута – необходимая информация получена – Шерлок вновь исчезал, часто прощаясь с ней по-английски.
Она была для него лишь инструментом, без которого в некоторых случаях было бы трудно дойти до разгадки. Он знал о ней достаточно много, меж тем не считал нужным рассказывать что-то о себе. А она и не спрашивала. Для этого никогда не находилось времени в их короткие встречи. Кроме того Шерлок чаще всего был поглощен новым делом и мог говорить только о нем. И если бы она оставила его одного, он вряд ли бы обнаружил ее отсутствие, продолжая размышлять вслух в пустой лаборатории.
А потом Шерлок непривычно исчез на целый месяц.

Дело, которым он был занят, требовало тщательного изучения. Совершенно случайно он получил информацию о планируемом ограблении банка. Преступники разработали настолько хитроумный план, что никто бы никогда не смог догадаться, как им удалось это провернуть. Он подобрался к ним достаточно близко, но потом все пошло не так...
…Зажимая рану, Шерлок брел уже, казалось, целую вечность, не различая дороги. Несмотря на пальто, надетое поверх пиджака и рубашки, ему было холодно. Последние несколько часов выпали из его памяти. Он даже не помнил, как оказался в этом районе Лондона, хотя около пяти часов назад был на противоположном конце. Ни одного прохожего или проезжающей мимо машины. Холодная сентябрьская ночь опустилась на город, и тихий спальный район вымер. 
Пошатнувшись на следующем шаге, он схватился за стену дома и сполз на землю. Сердце бешено колотилось в груди. Чтобы подняться сил уже не осталось.
Если он вызовет парамедиков, они доставят его в больницу, где продержат не меньше недели. За это время преступники успеют осуществить свой план и исчезнут в неизвестном направлении. Звонить Лестрейду тоже не было смысла. Пока он разберется, что к чему, и где искать, Шерлок замерзнет.
Оставался только один вариант. Она ведь живет неподалеку.
Шерлок вытащил из кармана пиджака телефон и набрал номер. После четвертого гудка на том конце послышался заспанный и слегка обеспокоенный голос.
- Молли, - на выдохе хрипло произнес Шерлок. – Знаешь, где находится магазин Sainsbury's в твоем районе?.. Не знаю, тот, что на углу… Не могу определить сейчас, - табличка с названием улицы на доме напротив расплывалась. – Пожалуйста, поспеши...

Отредактировано Sherlock Holmes (2013-10-27 19:32:48)

+4

8

Сон улетучился в один миг. Она бросила взгляд на часы, одновременно натягивая джинсы и майку. 2:47
Вызвать такси – уйдет на все минут десять, нет времени ждать. Молли накинула на плечи куртку, схватила сумку, бросила туда телефон и ключи, хлопнув дверью, вышла в сентябрьскую ночь. Был самый глухой ее час.
Тело тут же охватил холод, тем более заметный после теплой, уютной постели.
Шерлок ее звал сейчас, и ему было плохо – все, что она успела понять; что еще могло быть важно?
Он был один, просил поспешить и этот голос…никогда он так не говорил раньше, будто вложил в свое пожалуйста последние силы.
Когда Шерлок звонил, Молли успела расслышать, как где – то в звонкой ночной тишине тявкает лисица. Зверюшки выходили ночью искать пропитание, рылись в мусорных баках и, случалось, громко шумели. Значит, он на улице.
Sainsbury's в их районе было два, примерно на одинаковом расстоянии от ее дома. Она растерялась. Потом глубоко вздохнула, доверилась интуиции и пошла, молясь всем святым, чтобы не ошибиться. Молли, не переставая, набирала номер, но Шерлок молчал.
Ну же ответь, что  тебе, трудно?
Наверное, ему трудно. Она сделала глупость, что не взяла такси, и теперь тащится как черепаха.
Хоть бы это был тот самый магазин.
…Молли нашла Шерлока в узком тупичке, рядом с давно запертым магазином, куда обычно подъезжают машины с товаром. Заворачивая за угол, она спугнула маленького лисенка с недоеденным сэндвичем в зубах.
Шерлок сидел на земле у стены, неловко подогнув ногу, откинувшись назад. Сотовый в кармане тихо повторял один и тот же звук – она продолжала вызывать все время, пока шла, но хозяин телефона не брал трубку.
Молли позвала его по имени, никакого ответа. Она опустилась на колени, приподняла полы пальто и почувствовала запах свежей крови. Рубашка была мокрой, ее пальцы тоже стали мокрыми.
Он дышал невесомо, изредка, экономил силы.
Ее охватило отчаяние, ощущение, что они совсем одни в этом проклятом ледяном городе.
Шерлок, вставай. Тебе нужно встать. Я пришла. Шерлок, дорогой, не умирай.
Настоящая истерика, Молли Хупер. Если бы он слышал, обязательно поднял бы ее на смех. Шерлок, встань и подними меня на смех, пожалуйста.
Надо позвонить в службу спасения. Они приедут, заберут его и…
Стоп. Он не позвонил в службу спасения. Значит, была веская причина, чтобы так поступить.
Шерлок попросил о помощи, а она чуть было не подвела его.
Медик, распустила слюни как девчонка.
Надо остановить кровь или хотя бы попытаться.
Где ее сумка? Открыв замок, она быстро на ощупь отыскала шарфик или шейный платок, не важно. Следом в ладонь легло нечто холодное, по форме похожее…да, вот почему сумка показалась такой тяжелой. Молли мгновенно полюбила свою старенькую бездонную сумку нежной любовью.
Она хотела делать коктейль. Новый рецепт, совершенно замечательный, кофейного коктейля со сливками. И у нее в руке сейчас главная составляющая – купленная накануне по дороге с работы бутылка виски, объем 0,2.
Хорошо, что ей сегодня было лень заниматься кулинарными изысками.
Плохая повязка из шарфика, но какая есть. Она причинила ему боль, Шерлок застонал, приоткрыл глаза.
-Здравствуй, Шерлок. Мы сейчас немножко выпьем и сразу поедем домой. Согласен? Глотай, глотай, я держу бутылку. Считай, что я угощаю тебя коктейлем.
Она застегнула его пальто на все пуговицы и вызвала такси.

По дороге Молли вспомнила, что возле того, другого магазина, лисы никогда не появлялись, наверное, им не нравилось место.
Шерлок прав. Интуиция – это миф.

Отредактировано Molly Hooper (2013-09-26 14:15:03)

+3

9

Виски обожгло горло, заструилось по жилам, согревая и приводя в чувства.
Молли нашла его. Даже в ночном мраке можно было разглядеть, как сильно она напугана увиденным. Об этом он как-то не подумал. В рамках своей профессии она определенно видела физические увечья и похуже. Маленький нюанс, что те люди не были знакомыми девушки, да и поступали к ней уже в мертвом состоянии, когда сожаления сами по себе имели мало смысла, Шерлок не учитывал.
Это всего лишь резанные раны. Его сорочке повезло значительно меньше. Несколько швов, и он будет в порядке
Надо встать, собрать оставшиеся силы и подняться. Ей не справиться в одиночку. Опираясь об асфальт, затем о старую кирпичную кладку позади, не без помощи Молли, ему это удалось. Шерлок забрал у нее бутылку и прислонился к стене, дожидаясь пока она застегнет на нем пальто. Нога затекла, и теперь ее мелко покалывало. Улица перед ним покачивалась вместе с Молли, которая уже взяла себя в руки и теперь действовала также слаженно и беспристрастно как в морге со своими молчаливыми клиентами.
Шерлок тоже молчал. Все слова застряли где-то в горле, обреченные так и остаться невысказанными.
Который сейчас час? Должно быть глубокая ночь. Так тихо,  и в окнах не горят огни, только опустевшую в это время дорогу освещают фонари, да звезды мерцают в ясном пустынном небе.
Молли взяла его под руку, предлагая опереться на нее. Он оттолкнулся от стены и не твердой походкой двинулся в сторону проезжей части. К счастью, такси не заставило себя долго ждать. Шерлок почти упал на сидение. Бок вновь обожгло огнем, а в глазах потемнело. Водитель хмуро покосился в его стороны. Шерлок невозмутимо сделал еще один глоток виски и поднял брови, посмотрев на таксиста.
-  Стал на год старше, а все еще не премьер-министр. Не оправдал надежды мамочки. Отличный повод напиться, - заплетающимся языком хрипло произнес он. Мужчина за стеклом кивнул и улыбнулся, удовлетворившись нелепой выдумкой.
Шерлок отвернулся к окну, сжав зубы и резко втянув воздух. Он схватился за бутылку так, что костяшки пальцев побелели. Положив голову на подголовник, детектив попытался абстрагироваться, думая о превращении растворимого фибриногена в нерастворимые волокна фибрина. О том, что под влиянием тромбина из фибриногена образуется фибрин-мономер, построенный из двух идентичных субъединиц, соединённых дисульфидными связями. Каждая из субъединиц состоит из трёх неодинаковых полипептидных цепей. Фибрин-мономер самопроизвольно превращается в сгусток фибрин-агрегата, который претерпевает изменения, обусловленные ферментативным воздействием фибринстабилизирующего фактора. Надо отправить смс Лестрейду. При участии  фибриназы тканей, тромбоцитов и эритроцитов возникает окончательный или нерастворимый фибрин. Фибриназа образует  прочные пептидные связи между соседними молекулами, что цементирует фибрин, увеличивает его механическую прочность и устойчивость к фибринолизу…
Очнулся Шерлок от того, что Молли коснулась его руки. Его голова лежала у нее на плече.
Они приехали. Шерлок выбрался из такси и протянул купюру таксисту в открытое окно. Было слишком темно, чтобы мужчина разглядел засохшую кровь на его пальцах.
Шерлока мутило.
Добравшись до квартиры Молли, он прижался к холодной стене лбом. Девушка открыла дверь и позвала его войти.
Он никогда не был у нее дома. Всегда с порога тащил ее в морг. И вряд ли ему представился шанс побывать у нее, если бы не нелепая оплошность.
Пальто упало на пол. Туда же отправился и пиджак, пропитавшийся с внутренней стороны кровью. Оставшись лишь в тонкой некогда белой сорочке, Шерлок опустился на диван и закрыл глаза.

Отредактировано Sherlock Holmes (2013-10-13 22:26:40)

+2

10

Молли виновато улыбнулась таксисту в ответ на его сочувственно – ворчливое угораздило же Вашего мужа, миссис, в такое позднее время, обхватила Шерлока за талию, давая ему опору. Бутылку с недопитым виски она осторожно вынула из побелевших ладоней в тот момент, когда поняла, что Шерлок бредит.
Путь до квартиры выглядел как великий шелковый, настолько медленно они шли. Молли с облегчением выдохнула, когда увидела Шерлока, сидящего на диване в своей гостиной.
Он снова без сознания или от усталости прикрыл глаза. Кровь идет и идет, рубашка вся мокрая. Надо сейчас же осмотреть рану.
Вымыть руки, отыскать ножницы, старая чистая простыня хорошо впитывает влагу, так, посмотрим.
Молли осторожно разрезала искромсанную каким – то острым предметом, вероятно, ножом, дорогую рубашку консультирующего детектива, и обомлела.
Все было плохо.
Собственно, единственным хорошим моментом во всем являлось то, что мышцы целы. В местах, где нажатие лезвия было максимальным, они виднелись сквозь разрезанную до основания кожу. Порезов было два, оба шли через ребра, вниз, по счастливой случайности не задевая брюшину. Кажется, еще один хороший момент.
Раны примерно одного размера, очень большие, вот откуда столько крови. Ему каждый вздох должен причинять боль, не то что движение. Ни разу не пожаловался, ничего не сказал.
- Шерлок, тебе нужно в больницу, зашить раны.
Отрицательное движение головой, темные колечки волос в беспорядке падают на лоб и щеки. Жаль, что нельзя остановить миг.
Мысль почти варварская, учитывая его состояние, а все же, действительно жаль.
- Они опасны.
Еще один отрицательный сердитый жест. Упрямый, не переспоришь.
Значит, придется самим.
Домашняя аптечка доктора Молли Хупер традиционно не содержала ничего, кроме легкого обезбаливающиего, небольшого перевязочного пакета и бутылочки с желудочными каплями. Профессиональный фатализм и равнодушие к собственному здоровью, ладно, хорошо. Но у нее даже нет возможности сделать дезинфицирующий раствор, а он нужен немедленно!
Пара таблеток, и все. Виски, чуть больше полбутылки, слава небу. Мисс Хупер дорого бы дала сейчас за стерильный шовный набор из Бартса, но придется взять обычные нитки и швейную иглу, надеясь, что виски сделает это относительно чистым. Молли заметила время, мысленно отсчитала минимально необходимые 15 минут вперед и вернулась в гостиную.

В сочетании с алкоголем они могут быть совершенно бесполезны, если не хуже, но других вариантов сейчас нет.
- Шерлок, выпей таблетки, это анальгетик.
Больше ничего нет, прости. Такой я доктор бестолковый, ничего у меня нет, когда нужно. Но раз ты не хочешь никуда ехать, придется привести тебя в порядок и зашить раны здесь. Оставлять так нельзя, ты уже потерял много крови. Я быстро все сделаю, а ты потерпишь, правда? Постарайся, sunny, иначе никак.

Молли уговаривала его словно ребенка, который разбил коленку.

Лучше бы она напоролась на этот нож, не так бы болело сердце сейчас. Похоже, он ничего не заметил, хорошо. Молли отвернулась к низкому деревянному столику, тщательно протерла каждый сантиметр ладоней остатком обжигающей жидкости из бутылки, взяла в руки все необходимое, стараясь, чтобы пальцы не очень дрожали, начала шить. Петля за петлей, шов по Донати, иголка неудобная, неправильная, так и норовит проскользнуть дальше, прихватывая мышцы, надо аккуратнее, Молли, аккуратнее и быстрее.

Простыня пригодилась, прекрасный перевязочный материал.
Он ей почти не мешал. Стойкий оловянный солдатик.

Скоро утро, надо поспать всем.
Теплое твидовое одеяло - вот что сейчас необходимо неожиданному пациенту, так же, как полный покой.
Вдруг ему что - нибудь понадобится, а ее не будет в комнате.
Молли подвинула кресло ближе к дивану и села рядом.

Смешная счастливая женщина.

Отредактировано Molly Hooper (2013-10-20 18:39:18)

+3

11

Человеческая кожа достаточно упругая и прочная. Сшивать ее проще, чем ткань - она не рвется. Но одно дело зашивать трупы, а другое накладывать шов, когда твой пациент еще вполне жив и, несомненно, испытывает сильную боль. Даже если старается скрыть ее, вцепившись тонкими длинными пальцами в угол подушки.
…Внутрикожные непрерывные многорядные, подкожные непрерывные, узловые кожные,  внутрикожные непрерывные однорядные, подкожные узловые…
Мышцы напрягаются каждый раз, когда игла протыкает края раны. А пока нить тянется сквозь кожу, он забывает дышать. 
Но Молли шьет так быстро, что анальгетик начинает действовать лишь ближе к концу.
Он не может потерять сознание, он должен сообщить Лестрейду…
В какой-то момент сознание все же гаснет, но следующий стежок возвращает его назад.
Боль - лишь в голове. Она поддается контролю, как любые другие чувства ощущения, эмоции. Разложить на элементы, подвергнуть детальному анализу, взвесить, сравнить с ранее полученным опытом, записать в самом дальнем уголке Чертогов и забыть.
В какой-то момент он открывает глаза и смотрит на Молли, изучает ее. Она так сосредоточена, что вряд ли успевает заметить его взгляд. Еще одно тело, пусть живое - очередная работа. Отточенные манипуляции.
Пускай она неравнодушна к нему, и долго собирается с мыслями, перед тем как что-то сказать, когда они наедине в лаборатории. Старается больше молчать, боясь сболтнуть какую-нибудь глупость. Он не придает этому значения. Отношения - ни его территория. Дружеские ли, любовные, какие угодно. Он держится от них на расстоянии, лелея свое одиночество, как единственный надежный проверенный временем защитный механизм.
Но Молли нашла его, и вот он лежит на ее диване, стараясь занять уставший мозг хоть чем-нибудь. Рассматривает ее книжные полки, запоминая названия томов с помощью мнемотехники. Бормочет, что должен написать смс Лестрейду, что нападавших было двое, и они застали его врасплох. Ему известно, как бандитам удастся проникнуть в закрытое хранилище банка на Ломбард-стрит, а затем выбраться оттуда тихо и без шума, но с деньгами и большими планами на будущее. А может быть, он просто  бредит, и на самом деле, ничего из этого не было произнесено вслух.
Ему холодно. Он кутается в одеяло, проваливаясь в сон без сновидений.
Шерлок не привык полагаться на кого-либо еще кроме себя.
Теперь он знает, что может положиться еще и на Молли.

Шерлок пришел в себя, когда за окном едва брезжил рассвет. Хотелось пить. Телефон настойчиво звонил в кармане пальто. Лестрейд или Майкрофт. Больше никто не знал его номера. Если первый - нужно ответить, если второй - можно не беспокоиться.
Молли спала в кресле рядом, прижав ноги к груди.
- Молли, - хрипло позвал Шерлок, пытаясь сесть.

+3

12

Молли показалось, что кто-то кричит ее имя, и она тотчас проснулась.
Шерлок поднимался на кровати, хватал воздух ртом, резко подался вперед и чуть не оказался на полу. Молли успела взять его за плечи как раз вовремя и почувствовала, как бескровными губами он вновь шепчет ее имя.
Сухое, горячее дыхание почти касается щеки, Молли невольно вздрагивает. Она не должна. Он бы ей наверняка напомнил, если бы был в силах это сделать.
Смотрит в лицо, сейчас настолько бледное и идеальное, что похоже на произведение искусства; только живые, лихорадочно блестящие из-под длинных, полуопущенных ресниц глаза, разбивают иллюзию. Губы сухие, ему надо дать питье и уложить в постель так, чтобы не вздумал вставать. От резких движений швы могут разойтись. И у него, кажется, жар. Не удивительно, если вспомнить, что под повязкой огромная рана.
Молли боится оставить его одного хоть на минуту, но нужно пойти на кухню, сделать чай покрепче, он утолит жажду лучше воды и поднимет кровяное давление хоть немного. Звонит его телефон, нажать отбой, все равно кто, пусть заткнутся, не сейчас, ему нельзя.
Она быстро сделала чай с молоком и вышла в гостиную. Снова звонят. Шерлок стоит посреди комнаты, держась за угол книжного шкафа, и пытается сделать еще шаг, чтобы дотянуться до телефона. Он что – то говорит про Лестрейда, да того самого инспектора из Ярда, чтоб его, нашел время звонить.
Молли успевает раньше, давит на клавишу и телефон замирает.
Он стоит, раскачиваясь из стороны в сторону, чтобы сохранить равновесие. Такой беззащитный, растерянный, сейчас очень похожий на подростка; родной, невероятно трогательный, совсем без сил.
Хочется прижаться к нему крепко-крепко, стоять так долго и чтобы никто не мешал. Вместо этого Молли лишь смотрит ему в глаза, вновь берет за плечи, и они начинают двигаться к дивану. Со стороны кажется, что пара исполняет какой – то странный танец без музыки, быть может, прелюдию любви, быть может, вальс. Сентябрьские листья заглядывают в окна и тоже ловят их ритм, вальсируют, кружатся, играют с ветром. В Лондоне листопад.
Он послушно выпивает чай из ее рук, снова дает уложить себя и укрыть одеялом со всех сторон. Молли складывает ноги по–турецки, садится на пол, берет его руку в свою и говорит, даже не задумываясь, слышит он или нет.
- Ты сейчас поспишь, а потом мы позвоним твоему Лестрейду и все ему расскажем. Тебе совсем нельзя сейчас вставать, что же ты у меня такой непонятливый sunny*, как ребенок. Дал себя зашить на живую, а теперь хочешь все испортить; разве так можно?
Она говорит тихо, почти монотонно про то, как день освещает солнце*, как красивы сонеты Шекспира, что один любопытный желтый лист прилип к стеклу и подглядывает за ними без зазрения совести…Озвучивает мысли без какой-то особой цели, получается разговор с самой собой. Ее единственный слушатель закрыл глаза и, похоже, крепко спит. Как хорошо.
Удается освободить свою руку, даже не разбудив Шерлока. Молли легко, бесшумно поднимается с пола и идет  готовить завтрак на двоих.
_________________
sunny*(англ.) "солнечный", "освещенный солнцем"

Отредактировано Molly Hooper (2013-11-02 12:00:10)

+2

13

Время перед Рождеством – скучная и унылая пора. Вся эта мишура и всеобщая пустая радость действовали на нервы не меньше, чем неторопливый и размеренный стук Джона по клавиатуре вкупе с бормотанием: «где тут апостроф…».
Все покупают подарки, ждут какого-то чуда и радуются всяким нелепым мелочам. В следующем году уж точно все изменится. Конечно.
Как же иначе.
Количество самоубийств увеличилось в разы. Самообман срабатывал не всегда. А вот с убийствами дела обстояли не так радужно, что приводило Шерлока в отчаяние.
Ни одного хоть немного значимого дела с середины сентября! Миссис Хадсон предложила вместе посмотреть Ист-Эндерс, но после первой же серии эксперимент пришлось прекратить. С комментариями Шерлока сериал потерял всю свою прелесть, и стал казаться каким-то невыносимо глупым. Домовладелица была вынуждена перейти на Аббатство Даунтон. Всего восемь серий в год, а темы для обсуждения с миссис Тернер не заканчиваются никогда. И даже если мальчик попытается испортить ей впечатление, до следующего сезона все забудется.
Джон не отставал и предпринял свою попытку "развеять тоску", уговорив Шерлока сходить за подарками.
На Бейкер-Стрит они вернулись в сопровождении полиции и с обещанием, что Шерлок впредь никогда не переступит порог этого торгового центра. Джон был очень зол. В его взгляде явственно читалось: "ты нормальный!?".
А Шерлок всего лишь попросил у Санта-Клауса одно маленькое сочное убийство на Рождество. Может быть, на слегка повышенных тонах. И перед очередью из детей и родителей.
Что в этом такого?
Кроме того в Лондоне полно других торговых центров. Так что Джону не о чем было беспокоиться.
Когда они вернулись, их ждала не только миссис Хадсон, но и некая Салли Барникот, студентка из университета искусств с ужасающим вкусом в одежде. Выслушав  от Шерлока критику в свой адрес насчет внешности и манеры одеваться, девушка поведала им об убийстве. Как кстати!
Она рассказала, что ее лучшего друга, Пьетро Венуччи, студента факультета гуманитарных наук, нашли мертвым в гончарной комнате. Его зарезали.  Бойфренд Пьетро, Беппо Ровито, первым обнаружил тело. Кто-то разбил окно в комнате, и нож полиция на месте преступления не обнаружило, так что Беппо отпустили за недостатком улик и мотива. Но Салли была уверена, что убийство совершил именно Беппо, так как у них с Пьетро были достаточно натянутые отношения.
- Ты была влюблена в него, - констатировал Шерлок, когда девушка закончила свое повествование. Салли побледнела, но промолчала. – Догадаться было несложно, - нетерпеливо произнес он, вытащив телефон.
Оказалось, что за последнее время произошел ряд похожих ограблений в домах, принадлежащих паре учеников, профессору и другу погибшего.
Поход Джона в университет с легендой, что он куратор галереи Хикман и собирается отобрать самые интересные работы студентов для следующей выставки, принес новую информацию о погибшем. Оказалось, что он сделал шесть статуэток Мэгги Тэтчер в сатирическом стиле. У них были дьявольские рога. Все фигурки мгновенно раскупили.
Посетив дома, в которых недавно побывали грабители, Шерлок подтвердил свою теорию, что люди, проживающие в них, недавно приобрели одну из статуэток, и именно она и была  украдена. Все остальные вещи оказались нетронуты.
Невероятное внимание к посредственным работам юного художника.
Выяснив, кто приобрел оставшиеся две фигурки, Шерлок и Джон отправились к их владельцам. Джону повезло больше - Беппо вломился в дом, в котором притаился он. Ровито взял фигурку с каминной полки и поспешил прочь. Джон последовал за ним, предупредив Шерлока.
На мосту Беппо разбил фигурку о землю и что-то вытащил из осколков. Он уже намеревался выкинуть находку в реку, но Шерлок и Джон остановили его. В руках у Беппо был перочинный нож с его инициалами.
Оказалось, что он поссорился с Пьетро и в гневе ударил его ножом, а когда понял, что парень мертв, то спрятал нож в одну из фигурок, до того, как поставить их в печь.
Слишком просто.
Скука.
Хотя, если бы не Шерлок, ему все могло сойти с рук. Полиция бы ни за что не догадалась, что кражи и убийство связаны. Беппо выкинул бы нож в Темзу, уничтожив последнюю улику. Хотя все это было так очевидно. Разгадка оказалась на поверхности. Единственная сложность была в том, что им могло не хватить времени. И…
…Куда подевался Джон? На кухонном столе холодная индейка.
Сообщения от мисс Адлер приходили с завидной регулярностью.
В сочельник Джон спросил, не собирается ли Шерлок к матери.
- Зачем мне к ней ехать? – удивился детектив. «Действительно» - ответил Уотсон. А вечером в квартире появился Лестрейд, но не ради того, чтобы поведать о новом убийстве. Его пригласил Джон. У них вечеринка. Потрясающе. Миссис Хадсон поднялась к ним, а еще пришла подружка Джона… Сара. Нет, не Сара. Сара – доктор. Потом была с пятнами, затем носотая, а за ней занудная учительница. А кто был после нее? Ах, это ты и есть занудная училка. Джанет, точно.
Сыграй нам на скрипке, Шерлок. Выпей чего-нибудь. Давайте подарим друг другу подарки. Праздник же!
А потом еще и Молли пожаловала.
И все просто проходили мимо. Конечно. Какое совпадение.
Привет, Молли. Все говорят друг другу «привет», как чудесно!
Лестрейд врет, что помирился с женой, хотя она спит с учителем физкультуры. Джон наивно верит, что сестра перестала пить, а Молли? Ох, лучше бы она не пыталась шутить. Это у нее получается также плохо, как заводить новых друзей.
- Вижу у тебя новый парень, Молли. И у вас с ним все серьезно, - начал Шерлок,  отвлекаясь от компьютера. Вечер был невыносим. Ему нужно было уйти, да как можно скорее. И будет неплохо, если все посчитают, что это даже к лучшему. Тогда никто не будет пытаться «внушить ему рождественское настроение».  – Ты собираешься встретиться с ним этим вечером и вручить подарок. Вы только посмотрите, это единственный подарок, который аккуратно упакован. Он для кого-то особенного, - он поднялся с места и подошел к девушке, достав подарок из пакета и покрутив его в руках. Шерлок не мог удержаться. Посмотрите на него, какой он умный, какой наблюдательный. - Оттенок красного сочетается с ее помадой, подсознательная ассоциация. Или она намерено шлет ему сигналы. В любом случае, мисс Хупер влюблена по уши. То, что она настроена серьезно, ясно и из того, что она вообще собралась дарить ему подарок. Это подразумевает надежду на длительные отношения. О том, что она увидит его сегодня вечером, свидетельствует ее макияж и то, во что она одета. Очевидно, старается компенсировать размер рта и груди... – Шерлок посмотрел на карточку и замолчал на полуслове.
«Дорогому Шерлоку.
С любовью Молли XXX»
Комок застрял в горле.
Он хотел уйти, как делал это всегда в подобных неловких ситуациях. В конце концов, своей цели ему удалось добиться. Теперь он определенно лишний на этом празднике. Но он не мог уйти просто так. Молли не заслужила такого отношения.
- Я прошу прощения. Прости меня.
Смотреть ей в глаза Шерлок не решался.
- Веселого Рождества, Молли Хупер, - он наклонился и коснулся губами ее щеки.
А потом пришло сообщение от мисс Адлер.
«Каминная полка»
Маленькая красная коробочка, подходящая для смартфона.
- Извините меня.
Даже не закрыв дверь в комнату, Шерлок нетерпеливо распаковал подарок, желая проверить свою догадку, но в глубине души надеясь, что ошибся. 
Надежде не суждено было сбыться. Это был камерофон. Тот самый. Эта Женщина мертва.
Благодаря Майкрофту удалось быстро найти тело. Брат даже соизволил распорядиться, чтобы его доставили в Бартс.
«Твой второй дом».
Молли успела переодеться и избавиться от косметики. Он все-таки испортил ей праздник. Ему действительно жаль.
- Тебе не стоило приходить, Молли.
Хупер сняла покрывало с лица трупа, но вместо него оказалась одна сплошная кровавая рана.
- Покажи остальное, - прозвучало скорее как приказ, нежели как просьба. Но сейчас ему не до этого. Шерлок окинул беглым взглядом тело и, наконец, произнес. – Это она.
А затем стремительно вышел в коридор.

Отредактировано Sherlock Holmes (2013-11-10 02:01:56)

+4

14

За неделю до Рождества Молли поехала к матери, в Форнборо. После смерти отца мама, веселая, жизнерадостная, затихла, ушла в себя, так и не сумев принять новую реальность. Они с дочерью виделись редко, мать скупо роняла слова, ни о чем не спрашивала, и Молли казалось, что ее больше не любят в этом доме. Зачем она поехала, почему не дождалась Рождества, ответа она не знала. Рождество – семейный праздник, люди идут туда, где их ждут больше всего на свете – домой. Вряд ли ждут, но ей нужно было поговорить о важном. Хоть с кем – нибудь.
В комнате, где сидели две женщины, стояла тишина, нарушаемая лишь звуком движения спиц по вязаному полотну.
- Мама, хорошо быть смелой, как ты думаешь?
- Лучше сделать и пожалеть раз, чем не сделать и жалеть всегда,- так говорят.
***
В *Daunt Books она провела полдня, выбирала. Подарочное издание сонетов Шекспира, маленькая карманная книга-сувенир в зеленой обложке с золотыми буквами показалась ей подходящей. Он, наверное, не читает стихов, напрасная затея. А вдруг. На земле наступает время чудес, Рождество. Дни, когда небо ближе, люди друг к другу добрее, слова слышнее.
Жизненный опыт подсказывал Молли, что ее еще не раз окунут в холодную воду реальности, с любопытством наблюдая, как она выплывает, выкашливает из легких влагу, вместе с остатками фантазий, хватает ртом воздух, поднимается и живет дальше. Ее наивность можно было выставлять в музее пуританских ценностей, если бы такой существовал. Кто-то, отбросив в сторону вежливость, назвал бы ее дурочкой, но ей не хотелось меняться. Молли боялась потерять что-то очень важное, спрятанное глубоко в душе, чему названия придумать было нельзя, но Молли знала, если этого не станет – она тоже исчезнет, растворится в лондонской толпе, и ее никто никогда уже не найдет.
Изредка, больше от скуки, Молли почитывала модные журналы, тамошние статьи советовали быть «яркой», «сексуальной»(вероятно, такой быть очень хорошо, современно)«привлекать  внимание». Когда-то надо было начинать.
Помада на губах красная, липкая, глаза подведены до неприличия сильно, еще эти румяна, тональный крем, жуткая маска. Зато, как там пишут, «он будет впечатлен». Заколка в волосах, похожая на елочную игрушку «почувствуй себя частью праздника». Теперь надо придумать повод, с непринужденным видом войти в дверь, изящным движением снять с плеч верхнюю одежду и отдать ему подарок.
Она просто шла мимо, зашла случайно. Молли увидела, как старший инспектор Грэгори Лестрейд восторженно ахнул, не сдержался, когда Молли сняла пальто. Как, все-таки, мужчины падки на яркое. Молли сменила медицинский халат на платье, и вот Грэг уже готов восхищаться посторонней женщиной, несмотря на то, что женат. Реакция обычного мужчины, что скрывать, это приятно;  глянцевые журналы не всегда врут.
Шерлок не обычный. Он унизил ее сегодня так, как ни один мужчина до того, да пожалуй, превзошел и самого себя.
Вода была на этот раз особенно холодной, а он не замечал или не хотел замечать, плескал и плескал ей в лицо ледяные струи. У нее маленькие губки, некрасивая грудь, она жутко выглядит, и она собралась на свидание сегодня, все верно.
Она сама упаковала подарок в коробку, с замирающим сердцем подписала, вывела три крестика, стараясь, чтобы руки не дрожали.
Дорогому Шерлоку. Он был ей по-настоящему дорог, этот человек. Пусть знает.
Молли никогда не задумывалась, что у него может быть женщина, но ведь это естественно. Он не делился подробностями своей личной жизни, Молли не расспрашивала даже намеками, боялась разрушить собственную иллюзию. Еще немного холодной воды в лицо, мисс Хупер.
Женщина шлет ему эсмки, помеченные неприличным звуком, который Шерлок не удосужился приглушить или сменить. Ему нравится эта игра.  Ее подарок он, стремительно пересекая комнату, берет с каминной полки. Захлопывает дверь своего мира, чтобы остаться наедине с ней. Той женщины даже нет здесь, а она забрала Шерлока, играя, поманила, и он пошел, потому что любит ее.
Можно успокоить себя, что мисс Хупер ошибается, вот только смысла нет никакого.
Он поцеловал Молли, коснулся щеки губами и ушел. Немного нежности на виду у всех. Ты очень жестокий человек, Шерлок. Конечно, и тебе тоже счастливого Рождества.
***
Молли пришла в морг, потому что все остальные праздновали. Шерлоку нужно было посмотреть на ту женщину в последний раз.
- Тебе не стоило приходить, Молли.
Не стоило, но она пришла. Шерлок…неужели, жалеет ее?
Когда он попросил открыть простыню, Молли видела его лицо, взгляд, быстро, узнавая, скользнувший по изгибам некогда прекрасного, живого, совершенного тела.
Шерлок узнал ее не по лицу. Он страдал, потому что потерял близкого человека. Никто не мог ничего изменить сейчас.
Молли возненавидела лежащую перед ней мертвую женщину так сильно, что сама испугалась.
__________________________
*Daunt Books - сеть лондонских книжных магазинов

+1

15

Мисс Адлер умерла. Воскресла. И вновь умерла, как хорошая  драматическая актриса в конце спектакля, чтобы вновь блистать на сцене на следующий вечер.
Майкрофт не оценил ее таланта, признав крайнюю смерть последней. Что ж, он предпочитал актерству постоянство. Мертвый должен  был оставаться мертвым, иначе это рушило все прекрасные традиции старого света, связанные с  похоронами и поминками, собиравшими всех двоюродных братьев и троюродных теть в одном доме на один скорбный день. Никто не желал повторять такое часто, тем более для одного и того же  человека, да еще и за короткий период. Слишком много чести.
Умерла, так умерла. Будь любезна.
Кроме того, зомби в стране хватало. В особенности политических. И выстрел в голову не всегда останавливал их. Иногда они умудрялись доставлять неприятности прямо из могилы.
Не стоило забывать и про ритуальный бизнес, который переживал очередной бум (фактически с возникновения обряда погребения как такового) после трагической гибели Леди Ди и кончины Королевы-матери. Венки и гробы как на королевских похоронах так и не растеряли популярности. Хоть несколько часов простой смертный мог  просуществовать на этом свете по-человечески. Пускай даже сам об этом не догадываясь. Зато родственникам было приятно.
Майкрофт ценил традиции, а в Шерлоке слишком силен был дух противоречия.
Это и еще одно обстоятельство стали основными причинами, почему мисс Адлер продолжала здравствовать вдали от братьев Холмс.
Меж тем, благодаря ей все неожиданно решили, что у Шерлока есть сердце, и он может переживать и даже страдать, что делало его куда более человечным в глазах общественности.
Молли, например, была убеждена, что он мог состоять в новых отношениях спустя несколько дней, как идентифицировал труп не по лицу, а по телу. И, кажется, это было совершенно нормально для нее.
Шерлок как раз просвечивал камерофон мисс Адлер, когда Молли поинтересовалась, не телефон ли это его подружки.
Любовь. Люди совершают глупости, когда влюблены. Впрочем, Шерлок здесь прямой связи не видел. Люди постоянно совершают глупости, и для этого их крови совсем необязательно буйствовать, а конечностям соприкасаться.
Однако же наличие у него девушки, пускай и вымышленной самой же Молли, неожиданно обрадовало ее. Как будто бы вселило надежду..?
Шерлок не брался судить.
Но детектив был уверен, что Молли Хупер единственный его друг, которого не учел Мориарти. Джим считал, что Молли для детектива лишь инструмент, с помощью которого можно добывать части тела для своих экспериментов, пропуск в морг и ничего больше. Он даже представить себе не мог, насколько Молли важна для Шерлока. Даже сама Хупер не представляла этого.
- Ты не права, - свет только мешал. Темнота будто бы придавала значительности моменту. Он напугал ее, конечно. – Ты считаешься. Ты всегда считалась, и я всегда доверял тебе. Но ты была права. Я не в порядке.
Он подошел ближе, чтобы видеть выражение ее лица. Ее глаза. Большие, наивные, добрые, излучающие тепло, которого ему так не хватало.
- Молли, думаю, я скоро умру…
И если бы я не был тем человеком, кем ты меня считаешь… кем я сам себя считаю, ты все еще хотела бы мне помочь?
Мне нужна ты.
Ты и только ты можешь спасти меня.
Снова.
В день своей смерти Шерлок дважды поднимался на крышу Бартса. В первый раз еще до рассвета, вслушиваясь в звуки спящего города, всматриваясь в отступающий сумрак. Он должен был оценить все: расстояние до следующей крыши, высоту, с которой ему предстояло упасть, дальность прыжка, и сколько крови ему понадобится, и как он будет лежать на асфальте, чтобы это было естественно, и время, в которое автобус подъедет к остановке, а грузовик встанет у Бартса, и сколько времени продлится полет и как много потребуется для того, чтобы заменить плиты... Сила, высота, длина, литры, время. Цифры окружали его. Его смерть стала математическим уравнением, которое решалось невероятно простым и красивым способом. Но только он знал, как это сделать.
Шерлок не мог пренебречь ни одним из факторов. Например, тем, что Джим будет наблюдать за его полетом с крыши. Или они упадут вместе. Или снайперов будет двое. Или Джон попытается измерить пульс на его шее, а не на руке.
Или… Или… Или…
Он мошенник. Он обманул их всех. Нет, он обманет их всех.
И он втянул Молли в это. Ей придется врать ради него, как только его смерть будет зафиксирована официально.
Шерлок последний раз окинул Лондон с крыши Бартса, ощущая пульсацию сердца города, которое билось в унисон с его собственным.
Падение сравнимо с полетом. Конец ожидаем. Если только этот полет не совершает Шерлок Холмс. 
Спустя несколько минут после мнимой смерти Шерлок сидел на прозекторском столе в морге, не беспокоясь, что кто-нибудь зайдет и застанет «покойника» в таком положении. Кроме Молли здесь никого не было.
На лбу и в волосах запеклась кровь, и нужно было умыться, но из него словно забрали последние силы и все, что он мог - это сидеть, уставившись перед собой, дожидаясь, когда хоть что-нибудь  или кто-нибудь нарушит тишину, и вернет ему ощущение времени и пространства.

+4

16

Она нашел ее в коридоре Бартса и предложил в качестве хорошего обеда чипсы, а в качестве перспектив будущего – кота и телевизор.
Прочее может быть опасно для национальной безопасности Великобритании. И там был Джим. Снова Джим. Он не ее бойфренд, Шерлок ошибается. Бойфренды обычно остаются рядом со своей девушкой на срок больше двух дней. Какое-то другое определение надо подобрать. Не был, Шерлок.

Его сейчас ничто не волновало, кроме изотопного анализа субстанции, сохранившейся на подошвах похитителя двух несчастных малышей. Наверное, их похитили из-за денег, ведь это дети посла. Деньги, власть, слава – вот и все мотивы всех на свете совершаемых мерзостей.
Есть еще любовь, или то, что другие этим словом называют.
Ради любви ничего дурного совершиться не может по определению. Людям порой удобнее называть свой эгоизм, свою страсть, свои попытки обладать любой ценой – любовью. Ненавижу потому, что люблю. Как глупо. Какая жалкая опустошительная попытка вранья самому себе. Стоит ли? Определенно, нет, Молли. Не стоит.

Только химический анализ. Шерлок путает ее и Джона, ничего вокруг себя не замечает, он на подъеме, энергичен, у похитителя нет шансов. Шерлок выиграл, как обычно. Ему почти удалось всех убедить.

…У папы долго болело сердце, прежде чем это случилось. Он улыбался и говорил, что все хорошо, когда в комнату входила мама, не хотел ее огорчать. Даже умер в ее отсутствие. Отца нашла одиннадцатилетняя дочь, которая с тех пор ненавидит летучих мышей, хотя спокойно препарирует трупы. Молли, думал папа, еще мала. Она не считается.

Джон смотрит в другую сторону. Молли снова не в счет, к чему прятаться.
У него в глазах тоска, настоящая, темная, какая-то обреченность. Ужаснее всего, что ничем не поможешь, но вдруг.
- Шерлок, если я могу что-то сделать для тебя, все что ты скажешь…возьми меня…
Старик Фрейд ухмыляется в гробу.
- Если тебе что-то понадобится, я все сделаю.
Конечно, ему ничего не может от нее понадобиться. Предсказуемый ответ, это Шерлок.
***
Как же он ее напугал! Не в тот момент, когда окликнул в темноте пустого помещения. Не так сильно в тот момент.
- Я скоро умру.
Значит, она угадала тогда, так хотелось ошибиться, но - увы.
Снова она смотрит в эти глаза, блестящие в темноте, близко, оторопь берет, что в них. Шерлок больше не в силах делать вид, ему страшно. Он растерян, и, кажется, не уверен, удастся ли дожить до утра.
Маленький ребенок в темном лесу, совсем один. Потерял дорогу домой, зовет на помощь ее, Молли. Как всегда.
- Что тебе нужно?
- Ты.
А я всегда рядом, Шерлок. Не бойся. Возьми. Это факел, без него в лесу темно. Все будет хорошо.
***
Шерлок сидит на ее рабочем столе и молчит.
Обычно, те, кто находились на этом столе, тоже пребывали в полном молчании, но они были трупами.
Шерлок жив. Он заглянул в пропасть, туда, где шумит водопад, прошел по краю, но не упал. У старухи с косой иногда меняются планы.
Жив?
- Шерлок, ты меня слышишь?
Никакой реакции.
Она подходит, берет его руки в свои и ощущает, какие они безжизненные, даже пульса не слышно.

Молли садится рядом, молча, обнимает его за плечи. Чувствуется, как они дрожат. Он, похоже, по – прежнему ничего не замечает, не воспринимает действительность.
- Шерлок, все закончилось, видишь. Я тебе говорила, что все будет хорошо, так и произошло. Мальчик мой дорогой, солнечный человечек, послушай меня. Раз в жизни, не отмахивайся, пожалуйста, ничего не говори, слушай.
Это пройдет. Страшные сказки заканчиваются. У тебя будет счастливая жизнь, долгая, sunny, много светлых дней. Тебя ждут новые интересные дела, ты нужен этому бестолковому городу, в котором вечно что-то случается.
Выполнишь мою просьбу, sunny?
Он все-таки научил ее разговаривать вслух, не замечая собственного голоса, теперь уже поздно.
- Я  никогда не просила тебя, сколько мы знакомы, ты знаешь; теперь прошу.
Хочу, чтобы ты не умирал, Шерлок. Живи, как хочешь, люби кого хочешь, делай что хочешь, но будь, пожалуйста, живым™.
Понимаешь? Ты мне очень нужен.
Маленькая слезинка бежит по щеке и падает на воротник его пальто.

+4

17

Долой маски.
Джим Мориарти никогда не существовал.
Когда люди Майкрофта поднимутся на крышу Бартса, они не найдут там его тела. Ричард Брук ведь не мог застрелиться. Конечно же, нет. Ричард Брук - актер и сказочник, пешка в безумной истории о гениальном детективе Шерлоке Холмсе, который боялся сказать: "Я не знаю".
Мистер Брук продолжит читать, пускай лишь с диска, сказки для самых маленьких о самоуверенном человеке, плуте и мошеннике, фокуснике, жаждущем признания. Ему так ловко удавалось водить людей за нос, даже самых близких, что никто не замечал подвоха.
Но правду нельзя скрывать вечно, и как подобает правильной, поучительной сказке - истина, в конце концов, стала известна широкой общественности, и самоуверенности у ничтожного человечишки поубавилось. Как же смотреть в глаза людям, которые так в него верили, и которых он так подло обманывал. Что же тогда предпринял наш псевдо гениальный, потерявший все бедняга? Он решил расстаться с единственной ценностью, оставшейся у него – с жизнью, детки.  Да-да, взял, да покончил с собой. Шагнул с крыши, вышел в пространство, познакомился с асфальтом, проще говоря, ни тем ударился о землю, дурачок. И сделал он это так пафосно, так драматично, и так скууучно, как и жил - при свете дня, при всем честном народе - последняя попытка жалкого ничтожного человечка привлечь к себе внимание. Что ж, ему это удалось. А вы так никогда не делайте, детки. 
Все желтые таблоиды растиражируют статьи Китти Райли, вытащат всю грязь из его прошлого, добавят сочных деталей и будут пережёвывать их не меньше недели, смакуя пикантные подробности. Рейтинги будут зашкаливать. Не каждый день Интернет-сенсация превращается в обыкновенного лжеца. А потом о нем забудут.
Ты меня слышишь?
У всего есть свой конец. Сердца постоянно разбиваются. Тревоги, беспокойства, переживания – не преимущество.
Так ли, Майкрофт?
Все закончилось, видишь.
Нет, Молли, все только начинается. С чистого листа. Tabula Rasa. Излишнее внимание публики вредило ходу расследований, но Джон упорно продолжал вести свой блог. Что ж теперь никто не побеспокоит мертвого детектива. 
Когда люди Майкрофта поднимутся на крышу, они найдут там - телефон, где на диктофон будет записан последний разговор Шерлока Холмса и Джима Мориарти. Того самого, который никогда не существовал. Этот аудиофайл может стать его билетом домой.
Дом. Как странно, раньше не было ни одного места в мире, которое он мог бы назвать домом. Он даже представить себе не мог, как дорожит этим местом и людьми, обитающими там.
Когда-нибудь он вернется на Бейкер-Стрит и устроит большой сюрприз для миссис Хадсон (главное не переусердствовать), Джона и Лестрейда. Но только не для Молли, которая будет хранить его секрет все это время. Хрупкая и незаметная, чудесная Молли, которая всегда была рядом. Есть рядом.
И, конечно же, Майкрофт, который узнает обо всем даже раньше, чем что-то случается. 
Молли обняла Шерлока за плечи, и он резко втянул воздух, наконец возвращаясь к реальности. Оставаться в морге дольше было опасно, но она прижалась к нему, и Шерлок не мог ее оставить. Не захотел.
Он развернулся к ней и коснулся ее щеки своими длинными пальцами, стирая оставшуюся от слезы мокрую дорожку.
Спасибо тебе. За все, что сделала, за все, что будешь делать.
У него тоже есть еще одна просьба – верить всему, что будут писать в газетах. Для собственной безопасности. Шерлок Холмс – мошенник, Джим Мориарти – ненастоящий, он порождение разума Шерлока, и не более. 
Никто не должен знать, что он выжил, что сам инсценировал свою смерть. Ни миссис Хадсон, ни Лестрейд, ни даже Джон. Особенно он.
- Береги себя, Молли, - Шерлок наклонился к ней и коснулся своими губами ее щеки.  – И будь счастлива, – Он мягко сжал ее руку на прощание, поднял вверх ворот пальто и вышел в коридор, ни разу не оглянувшись на девушку. 
В глубине души он надеялся, что его не забудут, что будут верить, и когда-нибудь игра продолжится все в тех же условиях и с теми же людьми вокруг. 

Все маски сняты. Но не ждите поклона. Его не будет. Ведь не осталось никого, кто мог бы выйти на сцену. 
Жизнь – не театр, здесь не выходят на бис. 
Скажите, вам понравилось?

The End

+4


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Весна 2008 > 16.06.2011 What do you need? - You