Sherlock. Come and play

Объявление

Форум функционирует в ограниченном режиме: новые игроки временно не принимаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 15.04.2011 Soirée


15.04.2011 Soirée

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время и место:
April 15, 2011, Friday презентация нового рекламного концепта AMD Медикал (фуршет).

Участники:
Richard Dolan, Cal Duglas

Краткое описание:
Гатсу пытается сначала вполне по-дружески договориться с Ричардом на одном из этих славных закрытых приемов. Разговор полный завуалированных намеков и угроз, к сожалению, ни к чему не приводит.

0

2

Ричард никогда особо не любил присутствовать на подобных вечерах, но в этот раз он считался "хозяином" мероприятия, так что положиться на нескольких близких друзей он не мог. В этот раз практически все было делом его рук, а не Джастина или любого другого талантливого организатора. Долан относился к "неофициальной" части своей работы весьма скептически, что всегда конфликтовало с четким пониманием: самое важное и интересное иногда происходило именно здесь. И его отношение не имело никакого значения, пока это было нужно для успеха его дела.
Сегодняшнее не особо отличалось от того, что он видел на других мероприятиях такого рода за исключением того, что ему оказывали внимания гораздо больше, чем он привык. Ощущалось это как-то смутно - все-таки его голова почти весь вечер была занята другим. Он разговаривал с людьми, но эти разговоры тщательно фильтровались в его сознании, его мысли витали вокруг новых идей, проектов и перспектив, которые выстраивались не только на основе исследований, проводимых в лабораториях или нуждах потребителей, но и на том, что он слышал и видел здесь и сейчас. Кто-то действительно пришел на фуршет как на праздник, а кто-то умудрялся улаживать свои дела в этой в чем-то очень неформальной обстановке. Ричард наблюдал, делал выводы, но сама атмосфера всегда каким-то образом действовала на него. Он не волновался, не раздражался, но внутри было неспокойно. Все эти сборища пусть и не были впустую потраченным временем, не нравились ему именно поэтому.
Он разглядывал пришедших - кто-то появлялся, кто-то исчезал, и, не смотря на четко обозначенный список гостей, он видел несколько незнакомых лиц, не считая все же что имеет смысл поднимать шум, подмечая либо семейное сходство с кем-то из приглашенных, либо какие-то детали, примеряющие его с несколькими лишними людьми, которые пришли сюда исключительно ради бесплатного угощения или приятной встречи.
Иногда ему удавалось на какое-то время слиться с толпой, но чужие взгляды - пренебрежительные, любопытные или просто изучающие - скользили по нему весьма ощутимо. Привыкнув оставаться незаметным ты остро начинаешь чувствовать чужое внимание, и это был единственный достаточно яркий раздражитель, который мог вывести его из равновесия.
Наконец, он вышел на один из небольших балконов имевшихся в этом крыле достаточно крупного здания, где его компания сняла несколько помещений, чтобы привести в одном месте и официальное представление и все, что к нему прилагалось.
Апрель больше напоминал ему осень влажным и неожиданно-холодным воздухом. Правда после казавшегося комфортным, но перенасыщенного людьми помещения это воспринималось почти как глоток воды для жаждущего. Приглушенные голоса из зала здесь казались просто смазанным набором звуков, и это принесло неясное облегчение, словно его разум получил передышку.
Он знал, что минуты через три ему следует вернуться назад, что он не может оставлять все на своих заместителей и далеко не блещущего энергией наставника, неожиданно изъявившего желание поприсутствовать. Но пока эти мгновения тишины не кончились, он постарается успеть насытиться ей. Насколько это вообще возможно.

+1

3

Кэл нервно отхлебнул из своего бокала. Говорила мама в детстве... Впрочем мать Кэла мало говорила с сыном, больше пропадала по вечеринкам и искала нового мужа. Наверное свойство влипать в неприятности он унаследовал именно от нее. Причем как всегда, по крайней мере в случае Дугласа, дело было в женщине.
Китти была чудом. Нежной, хрупкой как эльф, трогательно поджидающей его каждый вечер в съемной квартире с готовым ужином и разговорами, к которым Кэл не слишком прислушивался. В постели тоже все было .... единственное Кэл постоянно боялся ее ненароком сломать.  Он даже начал задумываться о, тьфу-тьфу-тьфу, семейной жизни. Кто же знал что это невинное большеглазое создание подрабатывало наркокурьером. Впрочем сам Кэл об этом узнал от совершенно посторонних людей, просто однажды вечером вернулся домой, а там ни ужина, ни Китти, зато вместо всего этого два очень деловитых мужчины, один побольше, другой поменьше. Ах да, когда после их ухода, осторожно трогая подбитый глаз и слегка качаясь он обошел квартиру, выяснилось что у него не осталось ни ноутбука, ни денег, так, какая-то мелочовка, которая болталась в карманах. Впрочем, тогда с него нечего было особо и взять, и то ли Китти обошлась им в куда как более мелкую сумму, чем он думал изначально, то ли все же помог старый университетский друг неясной профессии, но его даже не подсадили на счетчик, просто вчера вечером его нашел худой, неразговорчивый парень неопределенного, как и всех восточных людей, возраста, и напомнил про долг.  Через пять лет. Кэл не стал спорить или делать вид, что ничего не знает. С такими организациями себе опасней. Заручился согласием, что долг будет списан и взял конверт с бумагами.
Вечером аккуратно, над паром, открыл клапан, прочел бумаги и некоторое время думал над тем где же у него затерялся телефон того старого приятеля, потом так же аккуратно вернул все на место, сделал пару звонков и вот он здесь, вперемешку с остальными гостями и немногочисленными журналистами, последние впрочем в любой подобной толпе сразу выделяются профессионализмом, с которым держатся поближе к фуршетным столам, сразу видно что для кого-кого, а для них это привычная работа, а не просто так выйти-развеяться.
Долана он предварительно долго изучал на фотографиях, доступных в скудном количестве на сайте AMD Медикал, и в гораздо большем разнообразии в светской хронике. Молодой, перспективный, успешный. Непонятно откуда взялся, непонятно чем  занят: то ли директор, то ли просто сливки собирает. Впрочем особо довольным он сейчас не казался и явно с нетерпением ждал момента, когда можно будет смыться от толпы гостей. Больше тянуть было нельзя. Тем более и момент выдался подходящий, его цель покинула клубящееся людьми помещение и уединилась на балконе.
Кэлвин умело ввинтился между гомонившими гостями, извиняясь, улыбаясь, успевая перехватить бокал шампанского и чувствуя как что-то замирает под ребрами, как было всегда перед рывком, сделал шаг из духоты и света в полумрак и вечернюю прохладу. Заморгал с непривычки, впрочем довольно быстро скоординировался. Это, бьющее в там-тамы под ребрами выдало фирменный крещендо и замолкло, выжидая. Нырок. Теперь как на большой глубине слегка закладывало уши и все кроме самого Кэлвина и его собеседника выпало из фокуса, мельтеша где-то там, на самой переферии. Узкий бежевый конверт жег внутренний карман пиджака.
- Мистер Долан, - широко улыбнулся Кэлвин, - великолепная организация. Позвольте поздравить Вас с очередным шагом вперед и вверх. AMD Медикал стала заметной звездочкой на финансовой карте Лондона.
Пошел обратный отсчет.
Десять.
- Быть заметным это наверное сложно. Большая ответственность, - он облакотился на перила, взглянул на собеседника искоса.
Девять.
- Тем более когда наверху ты один, без страховки.
Восемь.
- С другой стороны и страхуют то сейчас, - он поморщился, вспоминая некоторые случаи из своей практики, - лучше всегда иметь свой стабильный источник дохода.
Семь.
- А то рынок неустойчивый, один неверный шаг и ... - Кэл взглянул вниз, перевесившись через перила, - .. далеко, да.
Шесть
- Я вот всегда мечтал, чтобы кто-нибудь позаботился о моем источнике, - он выпрямился, снова глядя на хозяина, - но все сам, да сам.
Пять
- А я отвратно распоряжаюсь финансами, - еще одна обезаруживающая улыбка, - нет никакого опыта, мне легче тратить
Четыре
- Ах да, впрочем я же Вас совсем заболтал.
Три
- Я же хотел Вам отдать, лично в руки, а то опять потеряется.
Два
Он достал из внутреннего кармана письмо и аккуратно положил его на широкую  балюстраду, лицевой стороной, на которой было размашисто выведено имя получателя, вверх.
- Я нашел случайно около одного из столов.
Один
- Удачи, мистер Долан, - Кэл учтиво качнул бокалом, - желаю Вам как можно дольше оставаться на вершине, даже если это потребует некоторых уступок. Там, внизу, неуютно.
Рывок! Шум хлынул в уши, отзываясь замедленным стуком сердца. Шагнуть за порог, убираясь к чертовой матери с этого дурацкого балкона, и больше никогда, никогда, никогда, слышишь, Кэл, не заглядываться на высоких, тоненьких, с большими карими глазами.... Все беды от женщин!
А, впрочем, та блондинка в углу ой как хороша. Ну не может от такой милой девушки быть так уж много бед.
Дуглас затормозил даже на минуту, разглядывая изящные запястья, легкий шелк волос, улыбку, и тут же мысленно дернул себя за шкирку: сколько их еще будет, тех кто будет исчезать с последней наличностью и жестким диском подержанного ноута. А пока надо убираться отсюда подальше, пока Долан не прочел письмо, где излагалось вполне себе откровенное предложение выкупить ключевую долю акций компании за умеренную сумму и оставшийся процент ежемесячного обеспечения, что-то там еще было про совет директоров и прочие финансовые ловушки, но смысл его был прост как дважды два: кто-то вознамерился втихую и неторопливо поглотить AMD Медикал, через череду мелких и крупных слияний, заручившись предварительно за хорошую сумму поддержкой правящей верхушки.
Кэлвин понятия не имел будет ли Долан звонить по указанному номеру или нет, да его это и не интересовало по сути, ему велено было передать письмо и заувалированную угрозу, он это сделал. Как смог. А что уж там дальше будет с теми кто на вершине - не его ума дело.

+3

4

Ричард только-только начал ощущать, что его раздражение понемногу испаряется, но, разумеется, покой не мог продлиться слишком долго. Прошло совсем немного времени, и его относительное уединение оказалось нарушено, что было ожидаемо, но сам нарушитель оказался ему совершенно незнаком. Ричард не заприметил его ни в душном зале, ни на официальной части презентации. Резко стало как-то неуютно. Он постоянно забывал, что иногда забота о своей собственной безопасности теперь означает беспокойство не только о себе любимом, но и других людях, что работали на него. Он только-только начал привыкать к мысли, что теперь не в полной мере принадлежит самому себе. И что это по-настоящему важно.
Незнакомец вел себя странно - казался неустойчивым и неуверенным. Широкая улыбка никак не отразилась ни в его глазах, ни в его голосе, а разговоры о высоте вызывали у Ричарда всего два опасения: что тот попытается его столкнуть наговорившись вдоволь или что собирается сигануть с этого балкона сам.
Хотя все оказалось немного сложнее.
Конверт был из плотной бумаги, у Ричарда сложилось впечатление, что его уже открывали, когда он-таки смог перестать тупо глазеть вслед спешно скрывшемуся "курьеру" и обратил на внимание на послание. Хотя полностью быть уверенным он не мог. Оставалось только надеяться, что одна из многочисленных камер запечатлела лицо этого человека, которому застигнутый врасплох Ричард так и не сказал ни слова.
Спокойно раскрыв конверт и тщательно изучив содержимое, Ричард понял, почему его не послали с официальной почтой, которую его шеф безопасности повадился вскрывать перед тем, как она попадала в руки непосредственному начальству. Это случилось всего раз, но ожоги от какой-то сыпучей дряни, высыпавшейся из конверта и моментальной въевшейся в кожу на руках, сходили две недели, за которые он не мог достаточно долго даже ручку в руках держать - не то что работать в прежнем режиме. Хоть сейчас это было уже не важно - обиженная его нежеланием общаться мстительная журналистка уже получила свое - но вот содержимое конверта было более опасно, если Ричард смог правильно оценить угрозу.
На компанию его отца облизывались многие - такая структура не могла не привлекать внимание, а уж иная сторона бизнеса, основанного на медицине (которую отвергали и первый глава компании, и второй), была слишком явным искушением. Ричард и сам не особо стремился следовать букве закона всегда и везде, финансируя довольно-таки спорные, но не выходящие за рамки разумности исследования, и все же наркотиками торговать наравне с основной продукцией он не желал. И не хотел, чтобы компания когда-либо оказалась в этом замешана. А сейчас кто-то предлагал ему практически сбыть ее с рук как самое обычное наследство в обмен на обеспеченную жизнь бездельника. Самое смешное, что Ричард осознавал: стоит ему продать компанию и вряд ли он слишком долго сможет наслаждаться своим "ежемесячными выплатами" - его просто заставят либо исчезнуть, либо стать "недееспособным", ведь в пределах некоторого времени, он сможет оспорить любую сделку, если действительно захочет. Если бы он действительно захотел избавиться от бремени руководителя, он бы отдал компанию наследнику Формана, который практически взял под контроль отдел по связям с общественностью. Или даже своему заместителю. Кому угодно, кого он хорошо знал и кому доверял. Но самое поразительное было в том, что он не хотел. За последние несколько лет эта работа захватила его настолько, что он не представлял, как сможет с этим расстаться. Впервые он был действительно уверен, что именно такая жизнь ему нравится, а не просто «не приносит беспокойства». Как раз покой ему только по ночам и снился. Но он точно знал, что оно того стоит.
Ричард не нуждался в деньгах - того добра, что его приемный отец накопил за свои "лучшие годы" хватило бы, чтобы более или менее безбедно смогли жить даже его внуки, если он когда-либо решится завести семью.
И он совершенно не собирался отдавать компанию в руки непонятно кому, кто не пришел с этим деловым предложением лично. Это было как минимум подозрительно, а раз уж у "жаждущего покупателя" не было желания показывать своего лица, то отсюда явно следовало, что и сама компания нужна ему явно не просто так.
Он вздохнул и вытащил из кармана свой личный телефон, номер от которого был далеко не у каждого. Пусть дело касалось компании, но сейчас речь шла о выкупе именно той части, что принадлежала лично ему. Он не будет вмешивать в это кого-то еще, пока не поймет, что это необходимо. Или, хотя бы, пока не узнает, с кем имеет дело.
Набрать номер не заняло много времени, и из трубки раздались первые гудки.

+1

5

Адам Чоу

Вообще-то номер телефона принадлежал не Адаму. Он принадлежал какому-то бомжу из-под Кью. Адам просто им пользовался, точно так же как бомж пользовался, некоторое время, пятью фунтами, которые передал ему некий мистер Смит. Этот номер прослужит тоже только некоторое время. Потом Адам его выбросит.

У Адама много выброшенных номеров телефона и совершенно бесстрастное лицо. Однако на этот звонок он отвечает с теплой улыбкой. Улыбка меняет интонации. Английский его искусственно безупречен.

- Я ждал вашего звонка.

Про себя Адам отметил что журналист свое дело выполнил и больше не пригодится. Хотя его имя стоило оставить в мысленной записной книжке, просто так, на всякий случай.

Улыбка становится шире.
- Наше предложение заинтересовало вас, мистер Дуглас?

Наше - потому что это не предложение Адама, это предложение борёкудан. Но Дугласу это знать пока ни к чему, так же как и то, почему Старшая Сестра заинтересовалась его фирмой. Просто наше. Адам вообще любил все простое.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 15.04.2011 Soirée