Sherlock. Come and play

Объявление

Форум функционирует в ограниченном режиме: новые игроки не принимаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Tell me what you want me to say


Tell me what you want me to say

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время и место:
Осень, США [локации изменяемы]

Участники:
James Moriarty, Sebastian Moran

Краткое описание:
Бог сна, вечная тьма,
Костюм шьет изо льда.
Он шьет смокинги смерти,
Френч зла и сапоги.
Творит, но не за деньги,
Великий портной коварной рукой.
Шито все черной иглой. © "Король вечного сна"

0

2

Себастьян откинулся в кресле и раздраженно задвинул шторку иллюминатора. Он терпеть ненавидел самолеты, в которых единственное, что ты мог сделать  это ждать. Например, ждать пока тебя прикончат. Или, когда какой-нибудь псих захватит самолет. Или очередной зоны турбулентности. Или, когда пилота хватит сердечный приступ, второго пилота приступ медвежьей болезни, а салон - паника.

В целом проблема заключалась скорее в том, что Себастьян настолько ненавидел непрактичное бездействие, что развлекался, придумывая как осуществить все эти ситуации, и одновременно ужасался легкости их осуществления.
Вот так и проходил транс-атлантический полет: закроешь глаза, придумаешь идеальный план зачистки, откроешь - убедишься, что никто не придумал его до тебя и не осуществляет прямо теперь, вздохнешь, поворочаешься в кресле и снова закроешь.

Когда-то Джим рассказывал ему о самолетах полных трупов, которые, развлекаясь, гонял туда сюда Майкрофт Холмс. И теперь после очередных беспокойных десяти минут сна ему привиделось, что его сосед и есть один из этих трупов, и что сам Себастьян тоже один из этих трупов и вообще весь мир, это не более чем воспоминание о том времени, когда он был живым, а на самом деле за пределами самолета ничего нет, кроме вязкой белой облачной пустоты, и рано или поздно, она разъест обшивку и тогда Себастьян поймет это окончательно.

Он дернул рукой, проснулся, моргнул и повернув голову вгляделся в соседа по кунст-камере именуемой "авиалайнером повышенной комфортности, добро пожаловать на борт и благодарим вас что вы выбрали именно нашу компанию, трам-пам-пам". Сосед производил двоякое впечатление. С одной стороны он дышал, так что точно не был трупом. Но с другой... 

- Зачем я здесь вообще? - выдохнул Моран и нетерпеливо окинул взглядом впереди стоящее кресло, как будто силой мысли можно было разогнать самолет до сверх-звуковой, но у самого Себастьяна то ли силы не хватало, то ли мыслей и сосед впереди должен, просто обязан был помочь, раз уж в соседе сбоку он неуверен.

Отредактировано Sebastian Moran (2014-04-20 10:44:13)

+2

3

- Я же тебе вообще-то говорил, - ядовито вторил сосед сбоку, - не смешивай, если не уверен, не глуши головную боль антибиотиками, не ешь листья неизвестного происхождения. Не читай Кинга перед полетом.
Джим поправил очки и, фыркнув, уткнулся в ноутбук. Картина маслом: король криминального мира - временно в опале - с видом ненормального исследователя изучает криминалистические сводки. Фоном крутится BBC News и какой-то художественный фильм, Джим слушает одно и другое, попутно читая, и изредка негромко посмеивается остроумным репликам героев.

Смешно подумать - полковник в отставке, лучший снайпер Европы и почти Джеймс Бонд с другой стороны закона, боится летать. На все намеки касательно собственной боязни, Моран ненавязчиво не реагировал, отшучивался или отвечал что-то настолько туманное и далекое от сути, что все сомнения в итоге отпадали сами собой. Себастиан вел себя в авиалайнере так, словно все пилоты мира сговорились угробить его в скромную персону сразу же после взлета. Джеймс ехидничал и надирался перед полетом, пока не отступала предательская дрожь пальцев и можно было спокойно печатать, не опасаясь внезапных открытий со стороны соседа.

Фильм закончился, дикторы несли откровенную чушь, сводки навевали зевоту. Лететь оставалось около четырех часов.
- Себ, - Джим захлопнул ноутбук и искоса взглянул на снайпера, пребывающего в мире собственных фантазий. Вероятно, в них самолет уже попал в разлом времени и полковника пожирали лангольеры и Мориарти, сжавший ладонь новоявленного Брайана Энгла, мог послужить спасательным кругом. - Я передумал лететь в Лондон.
Словно вытаскивая Морана из ледяной воды.
- Как смотришь на то, чтобы отправиться на Карибы?

+1

4

Моран перевел взгляд на чужую ладонь поверх своей и внутренне длинно и очень очень грязно выругался. Совершенно случайно у него при себе не было ни грамма взрывчатки, а из оружия он, как законопослушный гражданин, провез только спортивную винтовку, которая одиноко скучала в багажном отделении.
Предложение Мориарти одначало на выбор две вещи: возможно сам Мориарти что-то такое и пронес в салон, в оправе очков например, или в жидкости из-под линз, тем более что ни то, ни другое ему по факту не было нужно; либо сейчас он ненавязчиво предлагал Морану прогуляться в кабину пилотов и развеяться там немного, затеяв непринужденную беседу с экипажем о смене направления полета. Еще была третья - невероятная, босс действительно звал его с собой на Карибы вполне себе организовано, напрямик через Хитроу в Санта-Лючию с пересадкой в Гатвике, а там море, девочки и пляж. Моран медленно моргнул и украдкой ущипнул себя за бедро, проверяя, судя по боли вариантов все же было два.
- Ммм, - осторожно ответил полковник, напрашиваясь на продолжение.
Оно и понятно, сказал бы он, что относится категорически плохо, и больше проблема отношения к чему-либо его бы в жизни не побеспокоила. С другой стороны прыгать от энтузиазма он тоже не собирался, тем более, как он слышал, топлива в самолеты все же закачивают в весьма ограниченном количестве, и до Карибов они просто могут не долететь.

+1

5

- Что "ммм"? - раздраженно отозвался Мориарти. - Если бы я хотел слушать твое "ммм", то не заблокировал блог сам-знаешь-кого, в который ты залипал по два часа в день.
Сочтя миссию законченной и дав полковнику время, дабы осознать свое поражение (десять секунд, не более), Джеймс перешел непосредственно к сути дела. Предсказуемость - восьмой смертный грех - единственный, у которого Мориарти еще не поставил галочку "принято к исполнению". Но когда-то следует начать.
- Если мы вовремя сменим курс, то обойдемся без дозаправок, - рассудил Джим. Открыл ноутбук снова, чуть меньше минуты, ожидая загрузки; ожесточенно застрочил.

Собственно, доливать топливо было банально негде, ближайший аэропорт находился по пути, а делать петлю не было желания, зато Карибы манили бархатным сезоном, когда солнце уже не такое яркое, насекомые не такие кусачие, и нет необходимости гонять с пляжа надоедливых туристов, норовящих покуситься на священное место для отдыха, идеальное расположение которого Мориарти высчитывал в две минуты. Предусмотрено все, вплоть до направления ветра и радиуса солнечных лучей - отдавать это тем, кто даже не понимает своего счастья? Вот еще!

- Считай, что у нас отпуск после отпуска, - жестом фокусника закрыл ноутбук и вперил в Морана взгляд, горящий энтузиазмом, - сколько человек входит в состав экипажа и сколько парашютов приготовлено на случай аварийной посадки?
Иногда паранойя полковника давала плоды.

+1

6

- Embraer Legacy, три члена экипажа, включая стюардессу, парашютов тут увы нет, - ответил полковник, смиряясь с продолжением их внепланового отпуска.
Господи, Карибы. Вот пассажиры то будут рады. Кроме них маленький бизнес-лайнер арендовали два японца, которые с деловым видом сидели через ряд и проход, уставившись в свои ноутбуки, и один сонный американец, храпевший где-то сзади.
Маленькая фирма, которую разыскал Джим на солнечных просторах Калифорнии промышляла тем, что набирала пассажиров на все направления в течение двух-трех дней и отправляла их несколькими комфортабельными маленькими самолетами. Непонятно как они еще не прогорели, возможно потому, что один полет стоил как пятнадцать перелетов бизнес-классом, а затраты на бензин были гораздо гораздо меньше. Что характерно фамилии пассажиров заносились в летный лист без каких-либо иных подтверждений кроме устных. Фирма полностью полагалась на предполетный контроль в аэропорту, а там ни Моран, ни Мориарти не появлялись.   
Скепсис, скепсис, скепсис, эти три чувства овладевали полковником всякий раз когда шеф начинал импровизировать. Потом в двух случаях их трех скепсис заменялся уважением. С примесью скепсиса. Это была своего рода бесконечная русская рулетка. Полковник внутренне ждал когда же Мориарти облажается, подставляясь при этом сам. Это затягивало. Можно сказать, что Джим подсадил его на самого себя.
- А может, - тоскливо все же решился возразить он, потому что участником сериала Лост становиться не хотелось никак, - мы все же в Хитроу?

+1

7

- Только через мой труп, - патетично заявил Мориарти, своевременно отгораживаясь от полковника ноутбуком и брезгливым выражением лица, дабы тот не воспринял выражение буквально. В своем стремлении облагоразумить шефа и при этом не поехать крышей самому, полковник не останавливался ни перед чем. - Я не выдержу еще одну пересадку, там душно, противно, пыльно, мрачно, темно, скользко и меня мутит от всего этого.

Джим не рассчитывал на то, что в Моране мгновенно проснется синдром заботливой мамочки, которая, растолкав всех грудью, помчится в кабину пилота с требованием немедленно посадить лайнер, дабы сынуля не испортил дорогую кожаную обивку сидения и настроение остальным пассажирам своим бесконечным нытьем.
Но на то, что Себастиан вырубит пилота с выражением "прости, друг, так получилось" и сядет за штурвал самостоятельно очень даже надеялся. Иначе грош цена такому военному!

- Думаю, самое время сворачивать, - проницательно заметил криминальный гений, заглядывая в окошко. За ним мягкой курчавой кучей плыли облака и бесновался океан. - Постарайся развернуться аккуратно, в зоне турбулентности меня тоже мутит.

+1

8

Себастьян на секунду прикрыл глаза. Джеймс конечно гений, но он порой мыслит чересчур глобальными категориями, не вдаваясь в детали, и в результате эти детали приходится, скрипя, в буквальном смысле, зубами, придумывать самому. Собственно вот и сейчас именно это и происходит.
Он распахнул глаза и огляделся. Пассажиры были заняты каждый своим делом, и не обращали на них внимания. Что ж, иногда и работа на Мориарти может доставить капельку удовольствия. Например вот так.
Моран кивнул и, протянув руку, нажал на точку эр мэнь рядом с ухом босса, нажатие не сильное, вполне себе контролируемое нажатие, скорее легкий удар кончиком пальца, вообще хорошо бы с двух сторон, как учил его в свое время старик-кореец, у которого он снимал каморку в Яндоне, но обойдемся и одной и еще тут и тут. Ударил и еле успел подхватить ноутбук из разжавшихся пальцев.
Кнопка вызова работает не хуже чем потирание лампы, генерируя будто из воздуха услужливую стюардессу.
- Моему спутнику плохо, - торопливо говорит Себастьян, - инсулиновый обморок. Нужно лекарство.
Девушка пугается, дергается в сторону кабины, но Моран хватает ее за рукав.
- Погодите, у меня есть в багаже. Помогите мне выбраться отсюда и усадить его ближе к окну.
Другие пассажиры с любопытством смотрят в их сторону. Джим выглядит убедительно бледным и неподвижным. Впрочем бледным он выглядит всегда. А он тяжелый, мерзавец, и вместе они сдвигают его  на соседнее кресло. Девушка нервничает и Себастьян тихо советует ей успокоить остальных пассажиров. Очаровательная у нее все же улыбка, даже если губы дрожат. Было бы больше времени, он бы пошел другим путем. Ну да обойдемся и этим. Через полминуты он тронул ее за плечо.
- Все сделал, он сейчас придет в себя. Вы не посидите рядом с ним немного, я пойду руки сполосну? А потом если вас не затруднит я бы не отказался от кофе.
Она кивнула, улыбаясь ему с облегчением, уселась рядом с Джимом, взяла в ладошки его потеплевшую руку, убеждаясь с ним все в порядке. Моран перегнулся через нее поправляя его ремень и на обратном движении легко коснулся пальцами ее горла, мимолетное по сути движение и три часа крепкого сна.
Один из китайцев, когда он проходил мимо, улыбнулся ему ободряюще. Себастьян кивнул в ответ и пригладил волосы. Чувствуешь себя героем боевика в такие моменты, спасибо неуемной фантазии босса. Дверь в кабину пилота была ожидаемо закрыта и Моран воспользовался внутренним каналом связи, поведав грустную историю о том, что стюардесса не может справиться с его другом, у которого приступ паранойи и он желает видеть кого-нибудь из летного состава немедленно, чтобы убедиться, что их самолет вообще пилотируется.
Некоторое время спустя дверь неохотно щелкнула и в лицо Себастьяну уставилось дуло пистолета. Он пожал плечами и поднял вверх руки, дружелюбно улыбаясь, вполне ожидаемая предосторожность. Так же спиной, пятясь, он вышел в салон и помощник капитана шагнул вслед за ним. Моран чуть сдвинулся, чтобы тот мог увидеть мирных пассажиров, а они его оружие. Пилот  начал было опускать руку, рядом раздался встревоженное лопотание на китайском и Моран быстро поднырнул под руку мужчины, перехватывая оружие и вырубая его ударом под челюсть. Наклонился, осторожно опуская  тяжелое тело, подхватил оружие и выключил рацию. Американец по прежнему спал, китайцы смотрели на него круглыми, безо всяких хирургических операций, глазами.
- Все хорошо, - сказал Моран, делая успокаивающий жест, - я сотрудник интерпола. Стюардесса сообщила что экипаж захвачен и это один из террористов.
Китайцы глядели на него с сомнением, и он потянулся к внутреннему  карману, одновременно делая успокаивающий жест раскрытой ладонью. Корочки, стащенные минуту назад у пилота, вполне достоверно блеснули гербом и он захлопнул их с уверенным видом. Жестом показал на девушку, мол, видите, сидит себе спокойно. Вздернул бесчувственное тело подмышки и потащил обратно в маленький тамбур. Задернул занавески. Руки пилоту связал его же ремнем и оставил валяться на полу. Пристрелить бы для верности, но стрелять на борту воздушного судна не самая здравая идея в мире. Он шагнул к кабине пилотов и осторожно приоткрыл дверь. Капитан оглянулся на него удивленно, впрочем Себастьян не собирался давать ему фору, так что очень скоро в кабине было два бесчувственных тела и один ворчащий полковник в отставке.
Немного подумав он уселся в кресло и пролистав летный журнал запросил Каракас. Приземляться на Саба не было никакого желания, а значит придется сделать короткую остановку в Венесуэле. Диспетчеру Себастьян сообщил что у них сбой датчика топлива, и он просит разрешения на отклонение от курса и приземление на Боливаре. 
- Боливар не вынесет двоих, - пробормотал он себе под нос, закладывая новый маршрут и аккуратно выправляя курс. Что там будет в кабине его волновало мало, в конце концов Джим это затеял, пусть сам и выпутывается, благо очнется минут через десять.

Отредактировано Sebastian Moran (2014-05-31 16:12:02)

+1

9

- Я даже не хочу знать, почему проснулся рядом с разбитым ноутбуком, молящимися китайцами и какой-то женщиной, которая.. которая.. трогала меня!
Брезгливость, сменяющая гневом, изумлением, бешенством, а потом опять брезгливостью на лице босса - бесценны.
Стоило Морану повернуться к Мориарти, как он сразу получил мощный заряд от оскорбленного начальственного достоинства, включающий в себя сверхактивную жестикуляцию, ежесекундно меняющуюся мимику и клятвенные обещания "застрелить как собаку", "вырезать печень и пожарить ее на завтрак", "вырвать сердце и скормить его акулам", так как пролетали они именно над океаном, беснующимся под стать Джеймсу, который так размахивал руками, что, казалось, просто не умещается в кабине для пилотов. Покончив с ором и угрозами, Джим представлял из себя обалдевшую, еще не до конца пришедшую в себя хлипкую оболочку с безумно вращающимися глазами, напоминающую легенду криминального мира разве что очередным пижонским костюмчиком да запонками, которые, по мнению Мориарти, сегодня как никогда отражали его внутренний мир.
И у него были на то причины.

Минутой ранее.
- Знал бы я что на тебе так удобно спать, - промурчал "император", устраиваясь поудобнее, - то пользовался этой возможностью почаще.
Моран мирно сопел рядом, устроив голову на плече делового партнера; Джим сощурился, наблюдая, как темные длинные волосы снайпера чуть приподнимаются на высокой груди от удивительно ровного дыхания.
И подлетел, как ужаленный, смахнув с колен погасший ноутбук.
- Какого.. - парочка, сидевшая неподалеку, обернулась, смерив Мориарти раздраженным взглядом, а зря.
Самого факта пробуждения было достаточно для того, чтобы завестись с новой силой. Смутные воспоминания добавили пороху в тлеющий костерок зарождающейся злости, что встала комком в горле, на несколько секунд лишая Мориарти членораздельной речи, но оставляя рефлексы, которые гласили:
- Сидеть, это ограбление! То есть захват. Теракт!.. да кому вы нужны, - Джим нервно махнул рукой, оценивая обстановку. Дрыхнущий американец, притихшие китайцы, беззвучно шевелящие губами и абсолютное отсутствие знакомой накачанной задницы, о текущем местоположении которой догадывался Джим. - Деньги, шуба, драгоценности. Чтобы лежали в кресле, когда я вернусь, все ясно?
Не дожидаясь кивка, бросился в кабину для пилотов. В прямом смысле, так как расползающаяся координация тела, не привыкшему к столь возмутительному обращению, требовала вернуться на место и доспать оставшиеся три с половиной часа, пока полковник исполняет неосторожную прихоть босса.

Что с ним сделать? Объективно, Себастиан выполнил поставленную задачу, а уточнение "только без членовредительства в плане Меня" произнесено не было. Рассказать ему об субординации, которая не прописана в контракте, потому что преклонение перед собой любимым Мориарти воспринимал как функцию по умолчанию? Смешно, полковник отобьет этот аргумент в два счета. Поэтому Мориарти оставалось кипеть, стоя у Морана над душой и критикуя каждый его вздох:
- Ты отключил навигатор и диспетчерскую или хочешь чтобы нас встретили при посадке?
Джима это не устраивало. Порыв задушить Морана голыми руками был подавлен громадным усилием воли. Сама мысль о том, что после приземления шеф ему покажет! и еще как! - давала гению консалтинга сей волевой запас, который он так безбожно тратил.

+1

10

- Нас несомненно встретят при посадке, шеф, - флегматично отозвался Моран, - поэтому предлагаю вам в срочном порядке пойти и примерить летную форму, пока ее обладатель, не решил что ему пора уже очнуться.
Он ввел новые координаты в компьютер бортового управления и оглянулся.
- Слева тот что поменьше. - подколка получилась неумышленной. Умышленно подкалывать Мориарти позволяли себе только самоубийцы и Холмсы, ни у кого больше не было такой прерогативы пожалуй с тех самых пор как кроссовки Карла Пауэрса сменили хозяина.
- Садимся на Боливаре, попытаемся сразу смотаться еще в аэропорту и добраться до Каракаса, а дальше хоть в Тортугу, хоть в Барселону, хоть и на Карибы. Но желательно все же сначала в одну из испанских приморских деревень, у меня там есть знакомые буканьеры, если конечно ребята все еще не перешли в более законный бизнес логистики и поставок.
Себастьян выбрался из кресла.
- Схожу пока в салон и поговорю с пассажирами, пожалуй.
С последними действительно нужно было что-то решать. Их хотя и было всего трое, но как не раз убеждался Себастьян человеческий фактор - такой человеческий. Он вышел, устроив пистолет за спиной, придерживая рукоятку одной рукой и аккуратно прикрыв дверь в кабину пилотов выглянул за занавеску. Перешептывающиеся китайцы уставились на него. Глаза у них были по-прежнему круглые. Вероятно Мориарти сказал им что-то, что практически изменило геном, впрочем как и все чудеса, данное чудо имело весьма ограниченный срок действия.
- Я его нейтрализовал, - сообщил им полковник, раздумывая является ли то, что он оставил Джеймса в кабине, именно нейтрализацией, или это все же ближе к бомбе замедленного действия.
- Полагаю что вам лучше поспать, господа, - он сделал шаг вперед и эффектным хотя и не совсем изящным ударом рукояткой пистолета отправил в обморок одного из них. Второй уставился на него с ужасом.
- Ну что я поделаю, - извинился Моран, повторяя движение, - если на Карибах в это время года погода лучше чем в Лондоне.
С толстяком на заднем ряду вообще не возникло проблем, похоже перед полетом он принял снотворное. Однако Моран все равно связал всех троих.

0

11

- Схожу в салон, переговорю с пассажирами, - пробубнил Джим, оглядывая бездыханный экипаж и потянулся к чужим брюкам.
Это так в духе полковника - оставить шефа с полутрупами и усвистеть налаживать связи с выжившим населением.
Форма капитана авиалайнера досталась Джиму, так как второму мало того, что следовать немедленно сесть на диету из овощей и салата, так еще и питаться ими в фартуке и слюнявчике. Форма младшего капитана... досталась мусорному ящику, забитому бумагой от фаст-фудов, которые тот, судя по всему, поглощал в неимоверных количествах. Сам младший переместился в уборную, что, слава небу, находилась в непосредственной близости от кабины пилотов. Капитан обрел место в углу помещения.

Зеркала в полный рост в салоне не было, но Мориарти и без этого знал, как ему идет летная форма. Плечи подозрительно провисали - почему все бесподобные шмотки шьют исключительно на качков? - ремень пришлось затянуть потуже, но вшитый бейдж, безмолвно гласивший, что консалтинг криминал Джеймс Мориарти отныне зовется Джеком Флетчером, Джим нашел довольно стильным.
- Боливар не вынесет двоих, - решил он, невольно копируя предыдущую фразу полковника и потянулся к рации на панели управления. - Внимание, земля, говорит капитан Embraer Legacy Дже..., - пара секунд залипания на невероятно восхитительный бейджик, - ..к Флетчер. Мы стали жертвой теракта. Он вооружен и очень опасен, следующая точка назначения - Боливар, как нас проинформировал злоумышленник. Последующие - Каракас и Карибы.
Оставалось надеяться, что сдавленное хихиканье обалдевший диспетчер все же сочтет за помехи.
- Я, единственный член летной команды, находящийся в сознании, прошу невмешательства на протяжении всего полета и полицию к трапу самолета. Террорист напал на пассажиров и раздел экипаж.
"Повторяю, он вооружен, да еще и без лицензии!" пришлось оставить на потом. Бесшумные шаги за спиной и знакомый запах одеколона, которые за несколько лет Джим чуял почти интуитивно, порой даже до прибытия их владельца, намекали на то, что пофлиртовать с девушкой по ту сторону динамика можно позже.

- Тебе понравится на Карибах, - Мориарти задумчиво постучал пальцами по панели, выпрямляясь и глядя, как нос авиалайнера на несколько мгновений врезается в светлые облака. В данный момент он воображал себя почти Джеймсом Кирком. Искренняя радость ребенка, научившегося складывать лего в конструкции. - Как я тут все расчистил, даже дышать стало легче, да?

The End!

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Tell me what you want me to say