Sherlock. Come and play

Объявление

Форум функционирует в ограниченном режиме: новые игроки не принимаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 25.06.2011 - R.I.P


25.06.2011 - R.I.P

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время и место:
После Рейхенбаха. Место последнего приюта... мистера Шерлока Холмса?

Участники:
Sherlock Holmes, Mycroft Holmes, John Watson, Molly Hooper, Anthea

Краткое описание:
Ты знаешь, что он знает, что я знаю. И только Джон ничего не знает. Он искренне скорбит о потере лучшего друга.

0

2

Последние дни Майкрофт Холмс много работал, а если не работал, то часто бывал в "Диогене". Не хотелось лишний раз контактировать с людьми, которые не знают, что произошло на самом деле, и лезут с соболезнованиями.
Их с Шерлоком план сработал блестяще, и, казалось бы, проблема решена. Но нет. Всё только начиналось. Теперь предстояло много работы. Хотя Мориарти, как оказалось, вышиб себе мозги прямо на крыше, бед от него меньше не стало, ведь оставалась вся его преступная сеть. Эта липкая, гадкая паутина, которая оплела уже половину земного шара. Ну или, по крайней мере, всю Европу, что уже многовато.
Как уже говорилось, забот было по уши. С одной стороны - выполнение прямых обязанностей в Министерстве иностранных дел, с другой стороны - распутывание криминального клубка Мориарти, с третьей - организация похорон. Последнее было самым неприятным. Майкрофту казалось глупым уделять столько внимания планированию того момента, когда в землю закопают постороннего человека, внешне похожего на Шерлока. Но, вспоминая, что это необходимо, старший Холмс, сжав зубы, раздавал указания, чтобы всё выглядело подобающе. Собственно, все хлопоты он взял на себя, чтобы доктор Уотсон в это не лез. Хотя тот всё равно пытался. Но лучше организовать всё без его помощи. В данном случае эта помощь только мешала бы, так как не позволила бы спокойно заниматься некоторыми нюансами, связанными с тем, что на похоронах Шерлока... не будет Шерлока.
В очередной раз обдумывая все детали, Майкрофт сидел на заднем сидении автомобиля, который вез его к кладбищу возле церкви, и перечитывал в телефоне последние сообщения от младшего брата. "LAZARUS" - было во входящих. Старший Холмс вспомнил, как, получив это сообщение, тут же передал сигнал, который мгновенно пошел по цепочке. "LAZARUS IS GO" - ответил он, убедившись, что последнее звено охвачено, последняя шестеренка запущена. Представление началось. Ох, Шерлок. Он мог бы стать неплохим актером с его любовью к позёрству и хитрым трюкам.
Представив брата в цирковом трико, Майкрофт мысленно усмехнулся, но тут же вздохнул, принял серьезный вид, подобающий случаю, и вышел из машины, оперевшись о зонтик-трость. Погода была пасмурная, что, в принципе, нормально для Англии. И красиво для похорон. Шерлок будет рад, что даже небо прониклось его спектаклем.
Холмс огляделся, поправил свой траурный костюм, закурил и не спеша направился к назначенному месту.

Отредактировано Mycroft Holmes (2014-07-02 15:43:11)

+5

3

Перед церемонией Молли особенно тщательно выбирала шляпку с вуалью. Ей совсем не к лицу был черный цвет, Шерлок однажды так прямо ей и сказал. Женщина и сама знала, но традиция есть традиция.
Густая вуаль была сейчас как никогда кстати, потому что Молли боялась выдать себя мимикой и все испортить. Она не умела врать.
Мисс Хупер с благодарностью посмотрела на девушку-продавца.
- Да, спасибо, она подойдет. Очень красиво. Я заметила, конечно. Тонкое, густое кружево в несколько слов. Спасибо. Цена не важна. Я возьму эту шляпку.
Платье Молли выбрала совсем простое, без украшений, ниже колена, максимально закрытое. И еще перчатки.
Да, ей хотелось закрыться, спрятаться и остаться дома, все девять дней, пока ждали похорон*
Иррациональная мысль, что в гробу, вопреки всему, может оказаться Шерлок, пугала ее больше, чем реальность.

А что если родственники потребуют открыть гроб**, без сомнения, это не входит ни в чьи интересы, и она думает о невероятных вещах, но все же. Что тогда? А если все раскроется?

Она держала его ледяные ладони в своих, после того, как все случилось; пыталясь согреть. Она обнимала его за плечи в секционной Бартса, требуя, чтобы Шерлок немедленно  ожил, всего несколько дней назад. Она все еще чувствовала  поцелуй, эта короткая близость между ними была так важна. ***Шерлок не оставит ее одну, никогда. Он  обещал, значит, вернется назад.
Разум выдвигал доводы, а сердце не слушалось, ныло, стучало в виски молоточками, подсказывало ей тревожные нелепые мысли.
Молли уже молила небеса, чтобы церемония поскорее завершилось.

Наверное, она слишком любила этого человека.
____________________
*Церемония похорон проходит через 9 дней после смерти, по канонам англиканской церкви
** Похороны происходят, как правило, в закрытом гробу, если иного не потребуют родственники умершего.
***
Весна 2008 > 16.06.2011 What do you need? - You
пост № 16

+4

4

Миссис Хадсон была весьма добра, что к похоронам перестала каждые две минуты поминать каким замечательным был “ее мальчик” и как не справедлива бывает жизнь. Было очень кстати, так как Джон и по собственному опыту на последнюю тему мог написать трехтомные мемуары. Вторым незаменимым качеством их домоправительницы было конечно же то, что она своим стойким духом заставляла доктора не только двигаться и что-то делать, но даже не опускаться до уровня калеки, перебирая двумя ногами. Сначала. На похороны, Уотсон сдался и достал из-под кровати трость, стирая с нее пыль и перенастраивая на нужную высоту. С утра, нога окончательно вспомнила, что у нее психосоматика, а Джон просто обязан получать приличную долю боли при каждом шаге. Он ей был даже немного благодарен. Всегда есть на чем сосредоточиться во внешнем раздражителе.
Сначала Уотсон пытался за что-то взять в организации похорон, Не слишком активно, стоит признать, это было последнее, чем хотелось заниматься. На первом месте стояло желание свернуть кому-нибудь шею, но первый застрелился, а второй спрыгнул с крыши. Оставался еще Майкрофт, с которым после разговора в Диогене у Джона были и без того неприятные отношения, но он все же был братом Шерлока. И потом, до этого момента, они ведь ладили, как могу только люди с одной проблемой. 
Что он делал кроме своих попыток не убить кого-нибудь и не впасть в беспроглядное уныние? Наверное, последним как раз и занимался, впадал и впадал. На крышу Бартса его не пустили, вероятно решив, что доктор полетит следом. Это было крайне глупой мыслью, потому что, если Джон и горевал, он предпочитал свою боль выливать в борьбу, а не сдаваться шагом в пропасть или бутылкой алкоголя. У него еще оставались дела, много дел в Лондоне. Пусть они казались глупыми, и точно не сферой бывшего военного доктора, но ему бы пришлась по вкусу любая война, пускай и информационная. В блог уже писали несколько фанатов Шерлока, из целой лавины ненавистников. Фраза один против всех звучала очень романтично, даже если Джон знал, что он то точно не один.
Ехать на похороны желания не было. Он сам постоянно корил Шерлока за несоблюдение условностей, а вот сейчас вдруг понял его. Зачем ему быть там? Хоронить друга, для которого до сих пор наливает по утрам кофе с сахаром и молоком, а вечером покупает дополнительную порции китайской лапши, которую сам ненавидит? Проще думать, что неугомонный Холмс попросту куда-то уехал, совершенно в его духе. Очень жестокая шутка.
Но, Джон конечно же поехал, матерясь на размытую почву под ногами, в которой увязала трость, так и норовясь уронить его следом. Доктор подал руку Марте, помогая выйти из машины, и помогая дойти до места церемонии. Предстояло самое сложное, выдержать часы лицемерия, шёпота за спиной и откровенного вранья в лицо с печальной миной. И закрытый гроб. Видит Бог, Уотсону предстояло призвать все свое терпение. Только Бог, судя по всему, ничего давно не видел.

+5

5

На заднем сиденье автомобиля Антея по привычке просматривала список актуальных задач. Принести, забрать, сделать, напомнить, посетить... "Посетить похороны Ш.Х., ага", - нашла девушка и отметила задание выполненным, ощутив, что машина заворачивает в сторону кладбища. Шеф рядом был необычайно спокоен, а потому молчала и она, отдавая таким образом дань памяти неизвестному кому-то, кто будет вынужден лежать под камнем "Шерлок Холмс" вместо дальнего угла с неопознанными трупами. Что ж, бедняге повезло после смерти: пару недель назад именно для него Антея покупала очередное пальто, шарф и все прочие неизменные атрибуты Холмса-младшего.

Антея открыла дверцу машину и поспешила за шефом. На ходу поправила траурную шляпку, черные перчатки, оглянулась по сторонам: почти все желающие проститься с оправданным гением уже собрались у гроба. Следующий час, по ее подсчетам, они все будут проклинать мерзкую погоду, своими слезами и скорбными лицами ставя лишь финальную точку в этом затянувшемся спектакле. А ей по статусу положено хранить молчание и лишь наблюдать, чтобы все прошло гладко.

Тяжелые шаги за спиной заставили ее оглянуться: то были два самых главных зрителя, не знавшие о своей роли, - миссис Хадсон и Джон Уотсон. Последнему Антея кивнула, без тени улыбки и выражения каких-либо эмоций: ровно так, как привыкла. Выглядел он, кстати, неважно, даже хуже, чем в момент их первой встречи, и Антея могла его понять: эти Холмсы могут вынуть всю душу при желании.

Девушка старалась подмечать мимику и жесты пришедших, прислушивалась к разговорам, чтобы сразу услышать, если у кого-то возникли какие-то сомнения насчет смерти Холмса. И, безусловно, Антея присматривалась, надеясь не увидеть переодетого или притаившегося Шерлока, собственно. Признаться честно, в сложившейся ситуации было бы крайне интересно придти на собственные похороны хотя бы ради того, чтобы потешить самолюбие. Но это не входило в их планы.

+4

6

Sherlock Holmes пожелал пропустить ход ► следующий ход Mycroft Holmes

0

7

Майкрофт сам не заметил, как перестал обращать внимание на окружающее и ушел в себя, мысленно прорабатывая все возможные варианты развития событий. Даже если у вас готов идеальный план и вы абсолютно уверены, что всё пройдет, как по маслу - подготовьте еще как минимум два запасных. Всегда что-то может пойти не так, и к этому надо быть готовым. Иногда достаточно просто быстро среагировать и сымпровизировать, но иногда каждый вариант требует тщательной подготовки. Как было, например, с ложным суицидом Шерлока. Сейчас, видимо, уже делом привычки стало сразу просчитывать все ходы, чтобы наперед знать, кто окажется в дамках.
Так, размышляя и механически докуривая, он замедлил и без того плавные шаги, а вскоре и вовсе остановился, вглядевшись в гроб, что стоял немного в отдалении. Хорошо, что Холмс затормозил не резко, иначе бы мисс О'Кэйси наверняка бы врезалась в него. Ассистенка следует за ним тенью практически постоянно, так что он, как и к настоящей тени, настолько привык, что не обращает внимания на ее присутствие. Но нельзя отрицать, что за эти годы она стала верным помощником, если не сказать правой рукой. Последнее определение не очень нравилось Майкрофту. Ему хотелось верить, что все успехи - его личная заслуга. Ведь он же всё продумывал и раздавал указания. Помощники не в счет. Они всего лишь пешки.
Хотя порой всего одна пешка помогает поставить шах и мат. 
Осознав, что все-таки остановился, Майкрофт в последний раз втянул в себя сигаретный дым. Это удовольствие можно было позволить себе не часто. Официально он не курил, но в периоды особого напряжения никак не мог удержаться. Даже самому мощному мозгу нужно как-то расслабляться. Благо, Холмс способен себя контролировать. Выбросив сигарету, он слегка закашлялся - контраст с влажным воздухом дал о себе знать. Задавил окурок ногой, втоптав в землю.
Здесь уже никому не навредишь.
Как и ассистентка, Майкрофт заметил приближающихся доктора Уотсона с миссис Хадсон. Тяжело вздохнул. Зрители пришли на спектакль. Учитывая во внимание разговор с доктором в "Диогене" незадолго до фальшивого суицида, Джон всё еще уверен, что во всех грехах виноват он, Майкрофт. Что он отправил собственного брата в лапы гениальнейшего преступника своего времени. Ох, бедный доктор. Признаться, его энтузиазм тогда на какую-то долю секунды действительно заставил чувствовать себя виноватым. И в чем-то он был прав. Но теперь Старший Холмс был полностью уверен - ему не за что себя винить.
Оставаясь на том же месте, на котором в задумчивости остановился, Майкрофт дождался, когда почетные зрители подойдут ближе. Тем временем к гробу подходили и другие гости.Большинство было из сети бездомных, в которых Шерлок души не чает. Естественно, они должны были играть роль далеких родственников или знакомых. Но все равно их было не очень много. Также среди гостей Холмс узнал Молли Хупер - девушку из больницы святого Варфоломея. Она в курсе дел. Не легко ей сейчас придется.
- Доктор Уотсон. Миссис Хадсон, - Майкрофт поприветствовал гостей кивком, стараясь придать взгляду безжизненный вид. По части актерства, надо признать, он все-таки немного уступал Шерлоку. - Спасибо, что пришли. Он был бы рад видеть вас.
Святые угодники, какое лицемерие. Поскорее бы покончить с этим.
- Церемония вот-вот начнется... Прошу вас.
Мужчина сделал жест свободной от зонта рукой, приглашая жителей Бейкер-стрит пройти к гробу. То, что они будут говорить, мало его беспокоило, ибо это было до боли предсказуемо.

Отредактировано Mycroft Holmes (2014-07-05 16:22:06)

+3

8

Молли не подошла к гробу, предпочитая смешаться с небольшой толпой, точнее, спрятавшись на спины присутствующих здесь людей, наблюдать. Даже не хотела видеть, открыта ли крышка. Тот, кто там находился все равно не Шерлок. Не должен им быть.
Она постепенно успокоилась,  заставила себя мыслить логически,и это помогло справиться с паникой.
Примерно через пару лет после знакомства с консультирующим детективом, она, идя по улице, поняла, что рассматривает проходящих мимо  людей, стараясь делать это как можно незаметнее. Привычка абсолютно бесполезная для той, что находит общий язык с умершими, а с живыми - крайне  редко.
Что же, тогда можно назвать это хобби мисс Молли Хупер.
Увидев Джона Уотсона, враз постаревшего, осунувшегося, с глазами тусклыми, словно осенние небеса, она отвернулась и сглотнула комок горечи.
Доктор снова взял в руки свою трость, казалось,  хотел в судорожном сжатии набалдашника обрести вновь уверенность и опору. Он не знал.
Слезы навернулись сами собой и потекли по щекам, оставляя дорожки. Молли захотелось обнять его и сказать, что все хорошо, но было нельзя, совсем.
Зато слезы были к месту и ко времени.
Миссис Хадсон скорбно посмотрела на нее и, кажется, тоже начала плакать. Все было так, как нужно Шерлоку, то есть все было плохо.
Майкрофт всегда вызывал у нее чувство, близкое к первобытному ужасу маленького зверька, заметившего на пути мамонта. Теперь его спокойствие и ровный тон выводили из себя, несмотря на то, что он, очевидно, тоже знал. Впрочем, это не важно. Мистер Холмс - старший мог хотя бы сделать вид. Любил ли он брата когда-нибудь?
Его помощница, холеная, спокойная картинка, сошедшая с глянцевого журнала в реальный мир, не тратила время на эмоции.
Она была из тех женщин, которым чувства и всякие ненужные сентименты с успехом заменяла солидная сумма на банковской карте от работодателя. Что же, по крайней мере, на этой церемонии был хотя бы один абсолютно спокойный и счастливый человек.
Начались речи. Молли слушала в пол - уха.
Спустя какое-то время мисс Хупер почувствовала его присутствие, почти физически ощутила, как руки легли на плечи, возвращая ей этот жест,  и губы шевельнулись в тихом приветствии, у самой шеи; как будто ветер прошелестел.

«Здравствуй, Молли».
Он был здесь.
Шерлок был здесь.

+3

9

Следующий ход John Watson

0

10

Это действительно было сплошное издевательство. Нога отказывала, рука дрожала от тремора, Джон сам себя ненавидел за то, что он по всем параметрам был как старая развалина, которая в любое время может рухнуть грудой бесполезного хлама.
В один момент это действительно почти свершилось, когда трость внезапно ушла в сторону, скользнув по размытой почве, но Уотсон вовремя взял и себя и трость в руки. Этого еще тут не хватало, выглядеть последним пьяницей на похоронах лучшего друга. Папарацци и так от души постарались загадить имя детектива, дополнительное удовольствие Джон и не собирался предоставлять.

- Майкрофт, - доктор холодно кивнул, малодушно передавая рыдающую миссис Хадсон в руки старшего Холмса. Она и правда продемонстрировала присущее стол хрупкой с виду старушки силу духа, расплакавшись только перед гробом. А Майкрофт это заслужил, по личному мнению Джона. Особенно после его дежурной фразы, которая отчего-то разозлила Уотсона пуще прежнего. Шерлок бы вообще был против прилюдных похорон.
Последняя черта, это как-то так называют? Доктор видел слишком много мертвых тел, чтобы испытывать особое желание заглянуть в гроб с телом друга. На самом деле он совершенно не стремился к этому, в отличие от остальных, кого просто таки тянуло туда. Уотсон даже не пытался уловить, кто  нему подходил и произносил слова сочувствия, только испытывал некое недоумение, что подобные слова должны были относится к Майкрофту и родителям Шерлока. Которых, казалось здесь как бы и не было. Джон не мог сказать точно, так как никогда не встречал старших Холмсов. Джон решил никак не зацикливаться на этой странности.
Затянулась долгая церемония последнего слова. Говорили как обычно много, высокопарно, и каждый третий был почти влюблен в детектива, в то время как при жизни, они почти соревновались в том, кто сильнее Шерлока ненавидит. Джон даже пожалел, что он не на войне. Или просто не владеет редким психологическим отклонение позволяющим убивать людей. А Шерлоку бы понравилось, сразу много убийств, похороны пошли не зря. Жаль, что дело бы это показалось слишком скучным.

- Паршивец, - хмуро сообщил Джон себе под нос, отходя в сторону от основного сборища. Не удивительно, что он совсем не пылал желанием к общению. Разве только с тем человеком, который по мнению большинства лежал в гробу, и по надеждам отдельного доктора все же был жив, - лучше бы это действительно было просто твоей шуткой. Иначе, я тебя убью. Повторно.

+4

11

Правильно говорят - ожидание события лучше самого события. Признаться, организация и планирование этого безобразия, а именно фальшивых похорон, доставляла большее удовольствие, чем само участие в этом фарсе. А ничем кроме, как фарсом, это назвать нельзя. Особенно с точки зрения человека "в теме", который не только в курсе того, что произошло на самом деле, но и сам разрабатывал идеальный план.
Фарс, фарс, фарс... Лицемерие, спектакль и позёрство. Ложь на лжи и ложью погоняет. Старший Холмс упрямо скрывал раздражение.
На самом деле, Майкрофт не видел ничего плохого в такого рода постановках. Иногда они неплохо выручали. Обман - незаменимая составляющая политики, один из главных способов манипулирования. Все об этом знают. И все молчат. Никто никого не осудит за применение этого прекрасного средства. Потому что это нормально. "Власть - это возможность ни о чем не жалеть", как говорил великий Никколо Макиавелли. Тот еще развратник, к слову. Так что если соберетесь искать среди сильных мира сего святых и правильных - оставьте надежду. Не найдёте. Все обманывают, все играют, все позёрствуют.
Итак, это должно было стать одним из тех обязательных мероприятий, необходимых для устройства дел. На деле всё оказалось намного более раздражающим. Майкрофт, конечно, предполагал, что придется иметь дело с расстроенными гостями, выслушивать их слезливые стоны, их пустую болтовню, полную лести... Да и вообще долгое время провести среди этих аквариумных рыбок. Но почему-то в планах всё это выглядело гораздо проще. Он уже начал забывать, какими неприятными могут быть люди в моменты эмоциональных всплесков. Эмоции... Они всегда мешают адекватному восприятию мира. Не дают видеть очевидного и заставляют верить в то, чего нет и быть не может.
К слову об эмоциях... Доктор Уотсон был на грани, и это мог бы понять даже пятилетний ребенок. Одного беглого взгляда хватило, чтобы отметить возвращение трости и тремора, а также появление усталого и безжизненного взгляда (явный признак бессонницы и ночных кошмаров). Сутулая походка, как у брошенной собаки. Постоянно нахмуренные, вероятно, неосознанно, брови. Мимические морщины у глаз и губ, словно кожа хотела запомнить выражение отчаяния и скорби и упростить возвращение лица к этому состоянию. В общем, доктор был плох. И явно злился на Майкрофта. "Сделайте одолжение, Уотсон, Вы почетный гость в нашем театре, и весь спектакль - ради Вас. Насладитесь же представлением" - мысленно, с огромной долей цинизма, обратился Холмс к соседу своего брата. Если бы Уотсон не раздражал своей настойчивой верностью и принципиальностью, то его бы даже стало жалко - таким несчастным он выглядел. "Да, Шерлок, тебе будет несладко, если соизволишь вернуться к этому человеку. Он тебя на куски порвет" - мысленное послание брату, как галочка в списке задач на будущее. Даже представилась таблица со столбиками: задача - "сказать Джону, что жив"; сложность - "низкая" (Шерлок болтать умеет, ему не составит труда сделать Уотсону сюрприз); возможные осложнения - "Джон захочет убивать оживших друзей".
Долго контактировать с доктором не пришлось - тот был на редкость нелюдим, да и на Майкрофта смотрел, словно сторожевая собака на проходящего слишком близко гуляку. Тем не менее, миссис Хадсон была передана на попечение Майкрофта, и он смиренно повел ее к гробу, выслушивая ее короткие истории о том, какой Шерлок был замечательный и как преобразилась (а точнее, очистилась от голов, глаз и пальцев) кухня на Бейкер-стрит. Слушая вполуха, старший Холмс оглянулся на мисс О'Кэйси и незаметно кивнул на Уотсона. Они уже обсуждали, что доктор может стать проблемой со своей принципиальностью. Но он должен поверить. И своим жестом Майкрофт просил ассистентку присмотреть за ним, чтобы не учудил ничего. Более того, надо не давать ему думать. Пусть верит глазам, а не мыслям.
Холмс был уверен, что "Антея" поняла его. В этом плане она была идеальна.
У самого гроба миссис Хадсон все-таки не выдержала и принялась заливать газон слезами. Майкрофт только вздохнул, постаравшись, чтобы вздох выглядел печальным, а не раздраженным. Но, как ни странно, настроение гостей немного подействовало на него. На какую-то минуту он подумал о том, что будет, если Шерлок действительно погибнет? Или не Шерлок, а родители? Родные? При всей невозможности старшего Холмса назвать кого-то близким человеком, семья всё равно является самым близким, что у него есть. И не так сложно этого лишиться.
У гроба Майкрофт, помимо прочих, заметил мисс Хупер. Поздоровавшись, он кивнул ей с еле заметной благодарностью. Такую же благодарность Холмс мог испытывать к своим работникам, которые хорошо выполняют свою работу. К Антее, например. То же самое и с Молли. Она была частью плана, и свою задачу выполнила отлично. За что спасибо.
Настала самая ужасная часть мероприятия - прощальные слова. Меньше всего Майкрофту хотелось бы петь дифирамбы брату, но социальные правила обязывали его это сделать, причем в ряду первых. Для этого пришлось собрать в красивую кучку всё творческое воображение... и писательские навыки Антеи, которая явно лучше понимает, что надо говорить в таких ситуациях. Если Шерлок услышит то, что сейчас произнесет Майкрофт, то не будет конца самомнению младшего и стыду старшего.
- Мой брат, - вздох, - был одним из умнейших людей из тех, кого я знаю...
"Сразу после меня" - усмехнулся он в мыслях и продолжил речь, плавную, сдержанную. Так президенты говорят с коллегами о кризисе. Но при этом толика искренней печали всё-таки ощущалась. Майкрофт говорил обо всём понемногу: о том, каким изобретательным брат был в детстве, о рождественских ужинах, о том, как настойчиво донимал полицию (эта фраза вызвала печальные улыбки у полицейских, которые часто с ним работали), как помогал с раскрытием государственных дел... Всё это было как-то шаблонно. Всё это и так всем было известно. Хотя Уотсон вряд ли знал что-то про его детство.
Вся эта речь - как отписка. Уже подходя к завершению, Майкрофт осознал, как неестественно всё это звучит. А ведь задача была - убедить. Он снова подумал о настоящем Шерлоке в гробу, вздохнул, сделав небольшую вдумчивую паузу, и продолжил.
- Как вы наверняка знаете, мы не очень ладили. Но, несмотря на это... он был самым дорогим для меня человеком. И его смерть - огромный удар. Потерять брата - всё равно что потерять часть себя. Можно не видеть его годами, но знать, что он есть, что он в порядке, и это ощущается на физическом уровне. Чувствуется кровью. Теперь его нет, и кровь словно смешали с водой. Бессмысленно это повторять, но... мне будет сильно его не хватать.
Майкрофт сам ужаснулся своей болтливости. Именно болтливостью он старался обосновать тот факт, что во всём этом окружающем фарсе всплыла искренность. И меньше всего он ожидал искренности от себя самого.
Что же, это подобающий случай. Можно успокоить себя тем, что речь подействовала.
Они верили.

Отредактировано Mycroft Holmes (2014-08-04 18:13:08)

+3

12

Вступает Sherlock Holmes

0

13

Умершему слово не полагается. Его дело - тихо покоиться в гробу, забыв все невзгоды и печали.
У мертвых было и еще одно приятное преимущество - никто не пристает, не вмешивается в их вечность. О них забывают, стоит только телу опуститься на 6 футов под землю. Земля к земле. Пепел к пеплу. Прах к праху.
Остается лишь тихо тлеть под пристальным и не вполне здоровым вниманием местных червей и личинок.
Шерлок не ходил на похороны. Смерть - банальный процесс, которому придается слишком большое значение. Должно быть дело в человеческой сентиментальности и эгоистичности – как же так, он ушел, а ты еще здесь, продолжаешь дышать, двигаться, но, как будто бы, теряешь опору под ногами, существуешь в каком-то  жарком липком кошмаре, где одиночество и ожидание единственные немые спутники, вышагивающие по обе стороны от тебя, провожаемые ступающим немного позади страхом.
Как бы то ни было, Шерлок избегал похорон. Заставить его пойти на них можно было лишь двумя способами: рассказом, что там будет убийца или обещанием, что убийство произойдет на самой церемонии.
Он и свои думал пропустить, если бы не дурацкая шутка Майкрофта.
Машина, которая встретила его около Бартса после падения, должна была доставить его в одно из тайных убежищ. Вместо этого, его привезли в дом к брату, где его уже ожидали родители.
Нет, конечно, Майкрофт их предупредил в телефонном разговоре: «Шерлоку придется умереть... Не по-настоящему… Нет, мама, сегодня не 1-ое апреля… Нет, я не пьян… Ничего он мне не сделал… И прекрати называть меня Майком!»
Вполне дотошно. Но Шерлок давно убедился, что у его родителей не все в порядке с головой, и с течением времени ситуация лишь ухудшалась.
Первым делом мать крепко обняла его, едва не удавив. Затем убедилась, что его голова цела, а после влепила крепкую затрещину, чего не позволяла себе никогда раньше. И вновь обняла, не желая больше отпускать от себя.
Это было невероятно унизительно.
Отец стоял все это время в стороне и, лишь когда Шерлоку удалось выпутаться из материнских пут, похлопал его по плечу и изрек какой-то трюизм про то, что родители не должны жить дольше своих детей.
Пообещав себе, что обязательно отомстит брату за этот пренеприятный сюрприз, Шерлок спрятался от заботливых родственников в отведенной для него спальни, где и провел практически все время до похорон.
На девятый день ему стало совершенно невыносимо. Скрипка осталась на Бейкер-стрит, как и револьвер, а о химических опытах пришлось забыть в угоду родительской прихоти: «Я слежу за тобой, молодой человек. Не смей взрывать дом брата, на который он заработал тяжелым трудом».
Да, подрабатывал грузчиком в порту в перерывах между увещеваниями Королевы.
Майкрофт все эти девять дней в доме не появлялся. Должно быть, прятался от вездесущей британской прессы в своей крепости в клубе Диоген, или же отсиживался в бункере, дожидаясь, когда все уляжется.
Пауза затянулась. Шерлок не знал, куда себя деть, а Майкрофт не торопился поведать ему о планах разведки.
Что ж, если гора не идет к Магомету, то Магомет отправится к горе.
И нет, ему нисколько не было любопытно, что скажут о нем люди на похоронах. Он с ними уже попрощался: оставил послание Джону, поговорил с Молли – этого было вполне достаточно.
Загримировавшись так, что даже мама не узнала его, когда увидела в саду, он приехал на церемонию.
Устроившись на заднем ряду, он получил возможность наблюдать за всеми, и при этом не участвовать.  Словно призрак, затерявшийся среди живых, скорбно глядящий на них со своего места.
Джон был разбит. Шерлок не ожидал, что его друг может так сильно сдать. Словно из него забрали все жизненные силы, оставив лишь пустую нежизнеспособную оболочку. Сердце неожиданно сжалась, когда их взгляды чуть было не пересеклись. 
Молли хорошо справлялась со своей ролью, хоть это казалось невероятно тяжелым бременем для нее. Он ей обязан, но вряд ли когда-нибудь сможет отдать этот долг. 
Миссис Хадсон, к счастью, не засунула его скрипку в гроб. И на том спасибо.
Антея быстро печатала сообщения на смартфоне, неустанно приглядывая за собравшимися и шефом, сам шеф был невероятно многословен и эмоционален.
Однако же концовка была трогательной, хоть и совершенно несвойственной холодной отчужденности мира братьев Холмс. Похороны оказывали деструктивное воздействие даже на Майкрофта.
Достав новенький телефон из кармана, Шерлок принялся закидывать брата смс-ками, в надежде, что тот не выключил звук. Атмосфера была чересчур гнетущая, ее необходимо было разбавить.
«Мама будет гордиться тобой, когда эту речь напечатают в Таймс. Только не дай ей повесить статью в рамочке над твоей кроватью и цитировать во время рождественских обедов».
«Стоило добавить пару слов осуждения насчет добровольного ухода из жизни для полноты картины».
«Кто купил эти ужасные венки?»
«Когда уже будет кремация?»
«Скучно».
«Кто все эти люди?»
«Скучно». 
«Не позволяй миссис Хадсон выкидывать мои вещи».
«И приближаться к гробу».
«Сколько это еще будет продолжаться?»
«Нестерпимая скука».
«Кто-нибудь вообще может сказать обо мне хоть что-нибудь стоящее?»
«Видимо, нет».
«СКУЧНО!!!»
Умершему слово не полагается. Как хорошо, что есть смс.

+4

14

Даже наличие гроба в этот пасмурный день не делает все случившееся правдой. Мир на грани, и Джон вместе с ним. Он смотрит на зияющую пропасть между прошлым и будущим, меланхолично отмечая, что все много хуже. Он не может до сих пор осознать полноту этой картины. Падение Шерлока, а чувство, будто вместе с ним об асфальт шваркнули и доктора Уотсона. Да приложили не только черепом, а всем существом.
Нога ноет, шрам на плече чешется, и Джон хочет содрать мешающую кожу вместе с эмоциями, клубящимися в его голове туманом, закручивающим его нервы в канаты, и якорем только надгробная речь, льющаяся девятым валом, сметающая его со всеми мыслями с пути.
Мир цел. Цел, даже если Шерлока больше нет. И эта чавкающая слякоть кладбищенской земли только помогает вязнуть сильнее во всем происходящем. И Джон держится. Стоически держится, не понимая ради чего. Жизнь продолжается, и дыра в земле заставляет тишину набатом ударять по барабанным перепонкам. Ему холодно, руки зябнут. И, конечно, это психосоматическое. Ему слышится в тишине громкий голос, зовущий навстречу приключениям. Ему чудится, будто Шерлок выпрыгнет из гроба, рассмеется и точно выскажет Майкофту все, что думает по поводу этой речи. Это не может быть правдой.
Но от того, что Джон упрям, ничего не изменится. Он сжимает губы, воротничок рубашки давит на шею, заставляя дергать головой, пока мистер Холмс-старший говорит о погибшем брате. Погибшем?
Сколько раз они неслись по улицам Лондона, выслеживая преступников, гонясь за правдой, стреляя и норовя прыгнуть под пули. Но оставались живы. Почти здоровы, но живы. А сейчас...
Джон терпит все это. Прося только об одном. Детской каруселью в его голове по кругу вертится мысль. Он хочет чуда. Еще одного чертового чуда. Разве он не заслужил? За три года в Афганистане, когда все линии свелись в одну точку на карте, а люди исчезали, таяли по секундам в адском жерлове войны. За жизнь с этим невыносимым детективом, когда бардак в квартире переплетался с просьбами-приказами, воплями и выстрелами в стену. Разве всего этого не хватит на одно маленькое чудо?
Пусть все это кончится. Пусть Шерлок будет жив.
Джон слушает речь, закипая бешенством. Честность в словах Майкрофта доводит его. Разве он не оберегал брата от опасностей, беспокоясь о нем? Так какого черта не уберег?! Но вспоминая самого детектива, Уотсон знает. Его друга ничто не остановит. Джон жмурится, рука дрожит отчетливо, а сухость мешает сглотнуть комок горечи в горле. Это конец. Джон пытается отвлечься, вертит головой, морщась от натирающего воротничка, когда его взгляд цепляет знакомую фигуру.
Зрение подводит, питаемое надеждами. Или же все это сплошной фарс? Или же Шерлок Холмс, консультирующий детектив, невозможный прохвост, обхитривший все и всех? Джон снова жмурится, считает до трех и боится поднять взгляд. Он не хочет увидеть пустоту, чтобы увериться в смерти друга окончательно.
Он оборачивается, чтобы увидеть мужчину, похожего на друга. Джону приходится напомнить себе, что сейчас это чудо невозможно.

+2

15

Молли обернулась слишком  резко, чтобы это можно было пропустить, и замерла так. Растерянная женщина, увидевшая призрака. Да, все можно будет потом объяснить расшатанными нервами, конечно же.
Женщина осмотрелась, медленно, стараясь больше не привлекать к себе внимания, развернулась обратно, лицом к гробу и, наконец, выдохнула.
Кажется, никто из собравшихся не заметил странных телодвижений патологоанатома. Миссис Хадсон все еще рыдала, Джон рассеянно смотрел перед собой, было такое ощущение, что он о чем-то мечтает. Или вспоминает. Шерлок мог бы сказать ему, на самом-то деле. Это жестоко.
Шерлок всегда был таким, и, наверное, глупо ждать, что он изменится когда-нибудь.
Сейчас он стоял за ее спиной, довольно далеко от могилы и набирал смс. Голову на отсечение можно было  дать, детектив веселился от души.
Майкрофт стоически делал вид, что сообщения адресованы не ему.Он сжал челюсти от досады. Они обозначились под кожей, напоминая о семейном сходстве братьев Холмс. Чиновник был вне себя. От немедленного кары Шерлока сейчас спасала только его смерть.
Да что он делает, в самом деле! Мальчишка, совсем мальчишка, которому не суждено повзрослеть, во веки веков. Молли любила его таким, всегда.
Временами ей приходило в голову, что он, став старше, может превратиться в точную копию Майкрофта, и что хуже этого может быть действительно только его уход.
Джон, между тем, что-то заподозрил. Или ей показалось, разницы нет. Надо было спасать ситуацию.
Молли пыталась встретиться глазами с Майкрофтом, чтобы спросить совета, но тщетно.
Мисс Хупер решила действовать на свой страх и риск и направилась в сторону Джона.
Очень хотелось обернуться еще раз, чтобы посмотреть на него. Она безумно соскучилась, ей это было нужно прямо сейчас. Нельзя, Молли, нельзя.
На глаза навернулись слезы, пришлось достать платок, чтобы вытереть их.
Все по сценарию, Шерлок. Ты должен быть доволен.

Отредактировано Molly Hooper (2014-10-12 08:31:57)

+1

16

Визгливого перехода к «Оставаться в живых»* не хватало этим похоронам, как нежного прикосновения солнечных лучей к истосковавшейся по теплу коже.
Скоро он исчезнет окончательно. Он уже почти исчез, раздвоившись на две неравные части: одна, как это ни парадоксально, покоилась в том гробу, другая продолжала хвататься за привычную действительность, когда на самом деле должна была начать отторгать ее.
Так проще уходить.
Миссис Хадсон не отнимала платка от переполненных слезами глаз. Женские слезы вызывали у Шерлока, как и у любого другого мужчины, раздражение, сопряженное с беспомощностью. Как их успокоить? Как заставить прекратить убиваться по человеку, который был невыносим при жизни, принижал и недооценивал каждым своим поступком? Это нелогично.
Впрочем, логика женщин оставалась непостижима для мужчин. С ней можно было лишь примириться, не пытаясь вникнуть в суть.
Скоро все закончится. Мгновение пройдет, и жизнь проложит новое русло. Прошлое покроется непроглядной пылью, к которой, как надеялся Шерлок, никто не будет прикасаться в память о нем.
Он не знал, вернется ли, встретится ли с ними вновь. Но ему хотелось, чтобы о нем помнили, как о фейерверки, ворвавшемся в их серые будни и наделавшем много шума. Свете ярко горевшем до самого конца.
Он поймал взгляд Молли и тут же отвел свой в сторону, делая вид, что больше заинтересован телефоном, чем всем происходящим. Он и так позволил ей подобраться слишком близко к себе, дав ощутить себя настоящего, не скрывающегося за десятком масок. Пусть считает, что даже такой момент забавляет его.
Он развлекается. А вскоре исчезнет окончательно.**
Но пока у него есть еще одна сигарета.
И дверь глухо хлопает за его спиной, когда он выбирается на свежий воздух, прячась от мелкого дождя под козырьком здания.
Он надеется, что они простят его когда-нибудь.  Что Джон сможет простить.
Спустя пару минут, жизнь остается позади, когда капли дождя оседают на его загримированном лице, скатываясь по скулам, слизывая гель с тщательно уложенных кудрявых прядей.
____________________
*Stayin Alive by Bee Gees
** Аллюзия на How to Disappear Completely by Radiohead

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » 25.06.2011 - R.I.P