Sherlock. Come and play

Объявление

Форум функционирует в ограниченном режиме: новые игроки не принимаются.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Scotch, twist and dirty hands


Scotch, twist and dirty hands

Сообщений 61 страница 69 из 69

61

Хм, да-а... А дамочка, оказывается, тоже со своими тараканами. Посмотреть на эти горящие глаза и загребущие ручонки стоило - после того, как к Лотти перекочевали еще две рубашки, Моран, интереса ради, некоторое время просто стоял и смотрел, как у одной маленькой мошенницы голова идет кругом. Глаза боятся, а руки делают. Казалось, за свои игрушки Шарлотта может наброситься и разорвать любого неугодного голыми руками на куски.
- А мы не пойдем через зал, - спокойно обрезает полковник, относительно осторожно забрасывая на плечо награбленное добро. - Все гораздо проще.
Про себя снайпер еще раз вспоминает обещание Роксфорд отдать ему половину и понимает, что прозвучало откровенно смешно. Человек, у которого едва ли руки не трясутся в ожидании навара, не может так просто взять и вручить первому встречному щедрую сумму. Треть, четверть, одна шестая, восьмая часть - Моран не рассчитывает и на двенадцатую, но все равно придерживает ногой дверь перед Шарлоттой, чтобы она не побила все то, чем были заняты ее жадные ручки. Та клетушка с лестницей оказывается немного тесноватой для двух человек с багажом на десять персон. Полковник поднимается вперед - там всего семь ступенек - и дергает створки. Заперто, но это совсем не проблема. Если он правильно прикинул, то с этой стороны никто не дежурит - вся охрана осталась у входа и непосредственно среди гостей, где музыка заглушала перекрикивающих друг друга людей. Несколько выстрелов и замок больше не является досадным препятствием. Из минусов - заканчиваются патроны. Себастьян толкает громоздкие двери, которые нелепо располагаются прямо над головой, и ночной холодный свет затапливает подвал вместе с желтыми отблесками из ближайших окон и шумом приема.
- Знаешь, - оборачивается Моран к женщине, - ты должна мне минимум бутылку хорошего вискаря поверх всего.
И он взгромождает обратно на спину свой "новогодний мешок", дожидаясь пока блондинка тоже выберется из этого аналога подпола. Выбритый газон в темноте казался совсем синим, а близкая черта моря - черной. Себастьян замешкался, прикидывая, как бы лучше пронести кулацкое богатство по территории отеля. На их счастье, неподалеку маячила детская коляска - забыли? оставили на время или даже притащили свою личинку сюда? - не важно. Она была крупная, с откидной крышей, которая закрывала почти все, что можно было спрятать внутри.
- Момент, - Себастьян через пару секунд уже снова очутился подле Шарлотты, только теперь с коляской, в которую оперативно сгрузил завернутый в алую штору антиквариат. - Так лучше, не так ли? Сама катить будешь.

+1

62

Это был адовый ад, седьмое пекло, домик Бальтазара – называйте этот странный проход как вышей душе угодно, но все эти мелкие трудности, которые нес за собой уход по-английски, никоим образом не раздражали Роксфорд, хотя в любой другой день её ругань уже сотрясала бы стены сего чудного поместья в виду того, что блондинка не была любительницей передвижения по непролазным дебрям в новом не самом удобном платье и на каблуках. Но не сегодня. Сегодня был один из тех чудесных деньков, когда жизнь замедляет свой бег и ты чувствуешь её вкус, смакуя непередаваемую радость вкупе с любовью ко всему миру. С последним, конечно, у Шарлотты, перманентно мечтающей уничтожить род людской, были некоторые трудности, но в целом, дама была готова расцеловать своего мучителя в обе щеки совершенно бесплатно и простить ему все его сегодняшние огрехи, светясь от счастья ярче, чем лампочка Ильича.
Прохладная итальянская ночь, молодость, куча денег в кармане (фигурально выражаясь), что может быть лучше?
- Да хоть две, - расщедрилась до предела умиротворенная и удовлетворенная во всех возможных смыслах Шарлотта. И правда расщедрилась, судя по тому, что на выбор полковника здесь и сейчас ей было, мягко говоря, наплевать – все равно компенсирует за счет вычетов из его части прибыли, так что любой каприз за ваши деньги. - Любой, на твой выбор. Я в этом все равно ни черта не понимаю.
Товар погружен, довольная мошенница выглядит точь-в-точь как восторженная молодая мамаша, можно трогаться. Не умом пока что, но в сторону отеля. Себастьяну даже не надо было говорить, что повезет свое «сокровище» именно блондинка - она вообще-то мать ответственная, так что не доверит чадушко счастливому отцу.
- А у тебя есть дети? – На волне всеобщего воодушевления вдруг спросила Шарли, бросая любовный взгляд на содержимое коляски.
Этот вопрос неизбежно возникает в голове каждой юной и не очень леди просто потому что природа, мать её. Ты можешь этого не хотеть и даже бояться всего, что кричит, испуская слюни, но если на тебе юбка и ты не шотландец, то все эти бедовые и немного бредовые вопросы сами по себе возникают в голове. Шарлотта, как барышня, медленно подползающая к своему расцвету и полностью лишенная чувства такта, не могла не поинтересоваться из банального любопытства, ведь по возрасту полковнику давно пора бы. Может, он и на работу такую ушел из-за семьи – лучше пусть пристрелят наемники, чем менять подгузники. И даже если Себастьян благоразумно пошлет с такими вопросами в далекие морские пучины, Шарли, как девушка с богатым воображением, уже сама нашла ответ на этот вопрос. Кто мог бы родиться у правой руки Мориарти? Маленький антихрист, отстреливающий людишек, не вылезая из люльки. Такой же вот милой коляски с откидным верхом.

+1

63

Как бы хорошо Шарлотта не оценивала свое состояние, а умишком она все-таки тронулась. Слегка, конечно, но достаточно для того, чтобы спросить у человека, который без колебаний порешил кучу людей у нее на глазах, о наличии детей. Моран, чье настроение тоже варьируется от недурственного до отличного, только щурится на это:
- Конечно. Целый выводок. И жена. Двенадцать голодных ртов, иначе зачем мне из кожи вон лезть и так батрачить?
Перед глазам встает ужасающая картина: заросший Себастьян собственной персоной с красной мордой, такой же красной клетчатой рубашкой в дремучем лесу в избушке обзавелся семьей. Тихая жизнь дровосека, с дополнениями "под куст ходи, листком подтирайся". А еще визги, просьбы и вопли. Вслед за этим бесконечным весельем пришло уже действительно скверное воспоминание - старик Огастес. Моран даже скривился на мгновение, пожалуй, отчетливо понимая причину, по которой он не хочет себе ни жены, ни детей, ни этого пресловутого очага.
- Нет у меня никаких детей. Наслаждаюсь свободой и не собираюсь натирать веревку мыльными узами брака, - Себастьян бросает косой взгляд на мошенницу и добавляет: - Ставлю сотню, что у тебя тоже нет хотя бы одной своей жуткой копии.
Вообще полковник подразумевает алчность и характер, но едва ли Шарлотта сумеет воспринять это еще и на счет своей внешности. "Она вообще будет в состоянии думать о чем-нибудь помимо грядущей выручки?", - Моран заглядывает в довольное женское лицо и предсказывает, что нет.
Лифт оказывается - какая неожиданность! - поврежден и прямо на глазах у сонной девушки на рецепшене, Моран извлекает из коляски вовсе не голосящее существо, завернутое в пеленки, а большой сверток-мешок. Впрочем, снайперу плевать с высокой колокольни - Паоло все равно не заявит о краже, не о сегодняшней точно.
- Кстати, как ты планировала вынести свои чашки-ложки, если бы я не очистил помещение? - красиво сказано, да, снова ширма аккуратных фраз, чтобы скрыть нелицеприятную истину. - А еще Паоло знает, кто его обчистил, и, если мне-то ничего не будет, с него станется отыграться на втором воришке.
Они поднимаются неторопливо - Бастиан периодически кренится то вправо, то влево, пытаясь балансировать с тяжеленным грузом - но лестница наконец заканчивается. Оставшиеся пара метров до номера - сущие пустяки, но когда полковник наконец ставит весь этот бесценный хлам на пол шарлоттиной комнаты, спина облегченно выдыхает и шлет благодарности. Все-таки он не атлет, чтобы тягать такие тяжести туда-сюда. Закрадывается мысль, что в этой злополучной шторе была минимум одна крупная бронзовая вещь.

+1

64

- Даже внебрачных? – Криво усмехнулась, а на лице довольное выражение, словно бы говорящее, что так Роксфорд и поверила в тот факт, что дети у полковника появиться могут только вследствие непорочного зачатия. 
Шарлотта хохотнула. Одной мысли о том, что у мошенницы могут быть дети, настроение поднималось ещё на пару отметок выше. Пожалуй, родителем она оказалось не очень хорошим, ведь негоже стоять над детской кроваткой с выражением лица Майкрофта Холмса, которому Антея запретила есть пирожные на приеме, и в его же манере приводить годовалому ребенку тысячу и один аргумент в пользу того, что карапузу пора спать. Едва ли малыш оценит, осознает и поймет. Хотя, это же маленький британец – попьет чаю и исправит недоразумение.
- Ну как, как? Руками. Вот этими самыми, - Шарли бы наглядно продемонстрировала их полковнику, но длани были заняты куда более ценным грузом, чем стремление поерничать. На самом деле конкретного плана на тот момент у блондинки не было – все должно было решаться по мере поступления, однако вместе приглашением поступила проблема Морана, и решать пришлось уже её. К счастью, одна проблема способствовала успешному вычеркиванию из своей жизни нескольких других, что можно полноправно считать большой удачей. В конце концов, у Роксфорд есть утешительный приз в виде розового бикини от Себастьяна. Повесит на холодильник вместо магнитика.
- Ты такого хорошего мнения о нем? – Открывая дверь перед снайпером, парирует вопросом проявленный мужской интерес. Скидывает туфли и направляется к кровати, дабы бережно разложить предметы по покрывалу. – Сколько его знаю, он порядочный трус. Едва ли ему не придет в голову гениальная идея о том, что коль скоро ты помог мне единожды, не поможешь потом. Да, наша встреча чистая случайность, и разминись мы в том номере на несколько минут, ничего бы этого не произошло. Однако, кто-то сообщит об этом Паоло? Ну, точно не я. А тебе проще меня ещё раз в окно высунуть, только на этот раз выкинуть-таки на этот кованный заборчик, чем сливать всю эту инфу этому мудаку и ждать счастливого момента, как до меня доберется эта мексиканская задница. Если доберется, конечно, - Шарли поворачивается к полковнику, бросив взгляд на гору ценнейших вещей, которые варварски свалены в кучу по среди комнаты, - ты уж прости, но, по-моему, все эти тайны мадридского двора не для тебя. Я не говорю, что ты на это не способен, - быстро добавляет блондинка на случай, если у Себастьяна тонкая душевная организация, - я думаю, тебе проще самому что-то сделать, чем тратить время на выдумывание всяких коварных планов и, полагаясь на человеческую природу, пытаться с помощью кого-то другого сделать то, что необходимо. Так, взгляд со стороны.
Покрывало опускается на кровать, скрывая те несколько редкостей, которые Шарли несла в руках. Не самая лучшая маскировка, но зато сразу не бросалось в глаза. То, что осталось на полу, заматывается обратно в штору, после чего мошенница, удостоверившись благодаря своему мобильнику, что времени ещё в принципе полно, с победным видом упирает руки в боки.
- Предлагаю отметить хорошее завершение вечера. Так и быть, выпивка с меня, если пообещаешь-таки, не сливать меня Паоло.

+1

65

Если мошенница решила, что жалкими трюками можно отвести Морану глаза, то глубокие соболезнования. Что-то особенно ценное исчезает в складках - снайпер следит за жонглированием Шарлотты с редкостным равнодушием - а остальное раскладывается на кровати, как на музейном стенде для экспонатов. Вообще, следить за этим даже интересно, интересно переводить в доллары, в евро, в фунты стерлингов, а потом обратно. Вот, сколько дадут за ту фарфоровую парочку? Изысканная дама, протягивающая кавалеру руку: каждый пальчик на тонкой белой руке тщательно и любовно обработан, оборки на пышном платье, пуговицы на камзоле мужчины. Такой вещице место на каминной полке в каком-нибудь родовом поместье. Газон, штат прислуги, борзые собачки... Себастьян облокотился на трюмо, не собираясь никуда уходить.
- Трус, конечно, трус, - наемник лениво скребет коротко обрезанными ногтями заросший подбородок и продолжает: - Но мстительный до жути. А я больше из любопытства.
Круглая шкатулка легко уместилась на ладони - ловко закрученные тонкие лозы из метала - Моран едва подкинул ее и поймал, снова разглядывая, впрочем, без особого интереса. Красиво и бесполезно.
- Ничего не могу обещать, - нарочито серьезно и печально произносит полковник, отставляя безделушку.

Не стоило ждать многого от такого маленького городка: двухэтажные домики с облупившейся штукатуркой, редкие смуглые лица итальянцев, в темноте похожие на черные ритуальные маски, и при всем при этом - странная чистота. Наверное, выбраться из отеля и отправиться на поиски приключений было не лучшей затеей. Впрочем, почему нет, если вы сам тот самый второй по опасности человек Лондона. При таком раскладе можно отправляться гулять не только далеко за полночь по темным переулкам без намека на фонари в каком-то сицилийском захолустье, но скакать в исподнем по площади Святого Петра. И ничего.
Зудящий звук вывески привлек внимание. Она была такой крохотной, что если бы не неестественный неоновый свет, пульсирующий во тьме, то бы никто и не заметил.
- Смотри, может попробуем сунуться к ним?
Моран кивнул на ярко-синюю дверь, на которую накладывался молочный дрожащий свет. Рядом стояла пара машин и одинокий бирюзовый мопед в компании разломанного ящика, сторожащего большой горшок с цветком. И все-таки вывеска настаивала на том, что это бар.
- Едва ли с нас возьмут за "поглядеть", - куда-то в космос бросает Бастиан, заходя.
Хм, ладно, жизнь действительно умела удивлять. Никакого сверхъестественного косметического ремонта, чем покупают искушенную публику в сити: легкий налет желтой краски поверх старой, столики по периметру и - ах - какое-то невообразимое безумие, устроенное местной компанией. Навскидку им было лет по двадцать семь - плюс-минус - и в своем углу они обсуждали что-то чрезвычайно оживленно, сдвинув несколько столов.
- Это, конечно, не Auld Shillelagh, но лучше чем ничего, - Себастьян привалился к стойке, - Хотя я знаю сотню мест в Лондоне получше этой сладкой дыры для туристов. Местечко в двух кварталах от Доминиана, если уходить от Сохо в противоположную сторону.

Девушка, что-то грубо и громко крикнувшая - в эдаком веселом и пьяном запале - заставила Морана обернуться. "Радистка Кэт", - мысленно окрестил ее ирландец из-за чрезвычайного сходства - под столом точно было радио, только где она забыла Штирлица, о котором снайперу долго травил анекдоты старый егерь -  и вернулся к своему коньяку. Бармен зашелся рокочущим хохотом, напоминающим скорее "хау-хау-хау-хау". Что же, это был один из самых заразительных и чудесных смехов, какие случалось слышать Морану. Как уже успели выяснить, этот веселый мужичок неплохо балакал по-английски и внезапно вызвался перевести бессвязный итальянский лепет с сильным акцентом:
- Она спрашивает умеете ли вы танцевать твист, - обращаясь сразу и к Шарлотте, и к Себастьяну, объявил усатый бармен.

+1

66

Пока Себастьян думал, что все награбленное добро прячут именно от него, а не от любопытного персонала гостиницы, которого порой не останавливают ни таблички, висящие на дверях, ни крики самих хозяев о том, что нет необходимости в уборке. Поэтому, не возлагая большие надежды, скорее для утешения ради, Шарли сделала это. Как больно, когда тебя подозревают во всяких гнустностях!
- Ах ты ж хитрая жопа! – Весело ответила Роксфорд, запихнув пресловутое средство связи в свою сумочку, где уже в пропасти дамской черной дыры виднелись кошелек, пудреница, помада, ещё кой-какие безделицы, а возможно где-то припрятана беретта или рог единорога. Ну так, на всякий случай.
Полковник был выпихнут в коридор, дверь заперта, настроение лучше некуда. Не хватает только хорошего вина и музыки. И, по всей видимости, полковник, знавший эти места куда лучше мошенницы, придерживался похожего мнения и решил исправить досадное недоразумение, увлекая Шарлотту вглубь старинного города, в хитросплетениях тесных улочек которого блондинка могла потеряться и в светлое время, а теперь отступать было некуда – либо с полковником, либо помирать.
Откопанная – иначе и не скажешь – среди всего колоритного фасада синяя дверца, кому-то, возможно, напомнившая о путешествиях по далеким галактикам и мирам вместе с небезызвестным Доктором, не впечатляла от слова «совсем». Но Шарлотте Роксфорд, опьяненной одной удачей, что свалилась на неё сегодня в лице Себастьяна Морана и что била по голове не хуже шампанского, было все равно. Дама ещё не успела избаловать себя настолько, чтобы воротить свой аккуратный носик от любых предложенных мест. В конце концов, заказывает тот, за кого обещались платить.
- Любой каприз, мой друг. Мне в самом деле все равно, - интонации отдавала нотками идиотического веселья, которое можно встретить у влюбленных по самые уши романтиков. О, Шарлотта и правда сегодня встретилась с любимым. С любимым денежным наваром. Столько счастья, что зажмуриться до искр из глаз и пищать от восторга.
- Умеем. После бутылки текилы лично я все умею, - широкая улыбка и небрежный жест, бармену не надо лишних слов, и где-то под стойкой зазвенела стеклянная тара, - Себастьян, ты готов принять вызов и не посрамить честь Британской Империи? Во имя Её Величества, давай уделаем этих итальяшек.

+1

67

На что готов Себастьян под градусом... Обычно публика довольна. И не только танцем.
- Дело было в девяносто девятом, дитя мое, мы развлекались как могли. Сестра Левински подбросила нас из Касл-Рок до Колорадо-Спрингз...
А дальше шел рассказ на две принесенных стопки о том, где полковник постиг это нелегкое ремесло, контролировать свои конечности в заданном темпе. Во всяком случае, если и выходило сумбурно и малопонятно, то все искупала отличная манера сводить любой рассказ в комичность. В конце концов разговор о твисте перетек в шипящий напев "Twist And Shout", пропущенной через мясорубку рации. Не сказать, чтобы Себастьян дошел до кондиции, но весело от прыжков от водки к пиву было. А скоро должно было стать еще веселее. Снайпер ударил по столешнице, решительно приговаривая себя и Шарлотту к несмываемому позору в случае провала:
- Я готов и ты готова, но лучше бы подрывать машины копов, чем танцевать твист, да-а, - длинно выдохнув, Моран приподнимается, щелкая пальцами. - Эй, Кэтти, прибавь-ка громкость.
Себ наклонился - от этого его слегка повело - дернул шнуровку сначала на правом ботинке, потом на левом, сбросил их. Итальяшки одобрительно заулюлюкали. Моран потянул сзади край брюк вверх, дернул головой и качнулся на полусогнутых ногах. Это могло быть смешно, если бы не серьезное - крайне серьезное отношение полковника к происходящему. Очаровательно скользя, этот громадный человек переносит вес тела на правую ногу - еще стопка и она бы подрагивала - и бедро съезжает в сторону по задуманному сценарию. И наоборот. Определенно, спасибо этим смешным макаронникам за подкинутое развлечение. Где вы еще увидите отжигающих в нетрезвом состоянии старушку-мошенницу Роксфорд в компании наемного убийцы, который лихо оттряхивает большими белыми ручищами в такт музыке. О, Моран входит во вкус! Виват Британии - в классическом жесте перед глазами проплывают два пальца - раз, два. Старания дуэта публика, определенно, оценила по заслугам, кто-то даже попытался улюлюкать, но его голос потонул в музыке. Даже грузный бармен с усмешкой наблюдал, как веселятся сумасшедшие англичане. Моран бы поправил, что англичанка и чудесный ирландец, но Соединенное Королевство не посрамим.

Отредактировано Sebastian Moran (2015-07-29 00:26:26)

0

68

Опрокинуть, лизнуть, куснуть.
До мастер-класса, который  проведет Эстер Николс уже через каких-то пару лет, Шарлотте было жить и жить, так что приходилось полагаться на остаточные знания, затерявшиеся со студенческих лет и счастливой совместной жизни с Ромео где-то между информацией о том, чем отличается Моне от Мане, кроме одной буквы в фамилии, и списком нужных лиц, которые на черном рынке готовы предоставить почти любые услуги - знай плати. В любом случае, что-то едва ли изменилось бы, перепутай блондинка местами какие-то действия, ведь важен был эффект. А эффект на данный момент был первостепенной задачей, решение которой сулило последующую победу. Уверенности в грядущем разгроме макаронников придавала выпитая залпом стопка текилы под мерное повествование полковника о каких-то монашках и о том, как он постиг дзена и умения танцевать твист. Шарлотте оставалось лишь позавидовать богатому опыту ирландца, ведь сама она в танцах, да ещё и таких, не разбиралась даже теоретически. Но даже кислющий лимон не мог вернуть даму на землю грешную – мошенница изволила когда-то смотреть «Криминальное чтиво». И если Ума Турман выиграла приз в кино, то почему бы не воплотить задумку режиссера в реальность? Одна проблема – Шарли не особо-то помнила движения.
- Я смотрю, у тебя богатый опыт. Если импровизация и текила мне откажут, буду полагаться на тебя.
Опрокидывается вторая стопка для ещё большей уверенности, губы утираются салфеткой - не хватает ещё только картинно навести камуфляжной краской полосок на щеках и повязку на голову, как у Рембо. Зато вышеупомянутая проблема уже вообще не проблема. Шарли на последок вытирает руку, испачканную соком лимона, и бросает скомканный продукт целлюлозно-бумажного производства на стол. Шаг в сторону, дабы оказаться в той части бара, где место позволяет остервенело трясти своими телесами, и туфли небрежно валяются на полу, а холодный каменный пол щекочет босые ноги.
Шарлотта не проделывала подготовительных манипуляций в стиле полковника, хотя и настроена была не менее решительно. Подтянуть здесь и сейчас дама могла либо разговорный итальянский, либо нижнюю часть из своего комплекта нижнего белья, но для последнего Лотти недостаточно выпила текилы, чтоб совсем уж ошарашить публику задиранием подола, который и так несколько приподнялся, когда барышня изволила отставить в сторону правую ногу, всем своим видом показывая, что готова выйти на тропу войны, во имя Британии круша не только врагов, но и связистов, сидящих в окопе со своими рациями.
Приподняться на носочках и начать усиленно вдавливать их в пол, перенося вес с одной нижней конечности на другую и сопровождая всё ещё пока мерными покачиваниями бедер в такт мелодии и в противовес им совершенно расхлябанными движениями согнутых в локтях рук. Музыка не завораживала, как какая-нибудь классическая симфония за авторством Бетховена, однако пленила и отказывалась покидать сознание, заставляя тело подчиняться веселым мотивам, а не следовать указанием разума. Зажигательное произведение, древнее которого была лишь Её Величество, подливало масло в огонь азарта не чуть не меньше, чем восклицания собравшихся итальянцев, на которые лишь картинно закрыла глаза и, чуть склонившись вперед, на несколько секунд оттопырила одну из прекрасных частей своего тела, не отрываясь от процесса.
Раскрытая ладонь проплывает тыльной стороной мимо девичьих глаз – пара таких движений сменяется тем, что дама, повернувшись боком к полковнику и пустив плечевой пояс в разгул, несколькими скользящими шагами «отплывает» в сторону, адресуя свой воинственный взгляд, смягченный игривым выражением британской мордашки и закушенной от старания нижней губой, как публике, так и полковнику, которого тем самым призывала вспомнить все, чему его учили в далеком девяносто девятом, и утереть всем здесь нос.

+1

69

Публика более чем довольна. Кто бы мог подумать, что случайно оказавшиеся в баре иностранцы, станут так лихо отплясывать твист. Это все провидение, не иначе. Та девчушка, которая Кэт - кричит, что янки заслужили выпивку за ее счет. И пофиг, что в снайпере и мошеннице от американцев ничего от слова "совсем". Или просто до затуманенного алкоголем и музыкой мозга тяжело доходит...
- Хэй, какие "янки"?! - запоздало обижается Себастьян, странным размазанным жестом убирая волосы со лба. Все-таки такая ерунда не в состоянии испортить того чудесного расположения духа - подобного снайпер не видал со времен татаро-монгольского ига.
Обуться тяжелее, чем разуться. Пышущее жаром и энергией тело отказывается повиноваться Морану - а давай хозяин еще вприсядку! - после чего наемник только крякает, распрямляясь и почти здороваясь головой со спинкой стула. Задача "обмыть" была выполнена на ура. По крайней мере Себастьян был доволен, теперь присушивая последнюю рюмку живительной влаги.
Итальянцы засобирались. Это было шумно, эмоционально, ярко. Они что-то обсудили, после чего, видимо, скинувшись, оплатили выпивку гостей из Великобритании.
- А знаешь, оставляй себе все эти побрякушки, - изрекает Бастиан, делая щедрый размашистый жест. - Все равно консультант-лепрекон завалил работой по самое не балуй.
Таинственная связь хоть и прослеживается, но все равно остается действительно тонкой, истершейся и слегонца пьяной. В кармане вибрирует телефон, но Моран предпочитает игнорировать, потому что прекрасно знает - пьяным лучше этого не делать. Не смешивать работу и личную жизнь - ах, Себастьян себе так мило льстил, считая, что она у него есть - это он умел. Какая-то часть снайпера, даже пьяная в умат, умудрялась держать под контролем все ящички, шкафчики и сундуки, в которых хранились важные секреты. Нахрен сейчас никому не сдавшиеся.
- Подарила мне мама однажды но-ож, - всхлипнул Моран и повращал пьяными глазами. Мама говорила не пить пиво-водку-пиво-много водки. Ах, нет, это была не мать. Матери вообще не было. Снайпер икнул. Поднялся.
- Спасибо этому дому, пойдем к другому. И не стыдно барышне так нажираться, а, Шарли? - потреся за плечо девушку, спрашивает Себ. Делает какие-то свои выводы и продолжает: - Наверное нет, а я просто застрял в дебрях консерватизма. Вставай, старушка, нас ждет нелегкий путь в Мордор.
Обратная дорога до отеля совершенно выпала из полковничьей памяти, как нечто бесполезное и обременительное. Действительно, а зачем ему помнить, как они долго мотались по улочкам, похожим друг на друга, как две капли воды? Как где-то дрались коты, воплями заглушая даже голос Морана, который на воздухе немного расплывался, становясь почти осязаемым.



The end

+1


Вы здесь » Sherlock. Come and play » The end! » Scotch, twist and dirty hands