« — На самом деле мне очень не хватает семьи, — сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!».
"The five-minute rule", Eurus Holmes



Sherlock. Come and play

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 25.02.2015 - The five-minute rule


25.02.2015 - The five-minute rule

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время и место:
Шерринфорд, утро, февраль 2015.

Участники:
James Moriarty, Eurus Holmes

Краткое описание:
Жизнь полна сюрпризов и забавных совпадений. Сначала некий бизнесмен интересуется Мориарти как фигурой, после видеоролик с последним выходит на телеэкраны в самый подходящий момент. Ясно откуда дует ветер, но неизвестен его беспокойный маршрут, и именно его предстоит выяснить во избежание пресловутых совпадений. Увы и ах, лимит подарков для Эвр исчерпан, выпрашивать у Майкрофта Холмса еще одно свидание - отдает чем-то нереальным, поэтому встречу придется организовывать самостоятельно. Джим уже бывал в Шерринфорде чуть менее пяти лет назад - безупречная смесь безумия и статичности. Однако с тех пор что-то здесь неуловимо изменилось.

0

2

[indent]Уникальный случай, сложно устоять, будет вестись запись, вы же понимаете, прямого разрешения на обследование нет, да, да. ДА — едва не сорвался Мориарти под конец, героически выдержав инструктаж и разъяснения очевидного, пока в ладонь наконец не перекочевал заветный пропуск. Увы и ах, досье на объект обследования остался у настоящего психиатра. От последнего Мориарти унаследовал лишь пальто и шляпу, сданные сопровождающим в место назначения и активировавшим пропуск на имя некого Чарльза Долана, профессора кафедры клинической психиатрии, что успел пообщаться не с одним именитым преступником и составить несколько вполне внятных психологических портретов. Двадцать седьмое февраля, второе обследование заключенного под номером ?, перерыв между и между не менее двух недель.
    Джим пришел на два дня раньше.
   «Да, сэр, так вышло, что завтра я улетаю в командировку на месяц… может, вызвать господина управляющего? Вы можете позвонить в университет и уточнить… да, сэр. Нет, сэр. Благодарю вас, сэр. Нам сюда?»
[indent] Джим плавно опустился на неудобный стул, расправив полы врачебного халата. Подумал. Привстал, в пару изящных шагов подвигая стул чуть ближе, — три метра от Эвр, — наконец обретя наиболее предшествующее моменту место дислокации. Пристального изучения хватило еще тогда, в Рождество. Сейчас — взгляд со стороны, собирая образ воедино, без принюхивания хищников друг к другу, никакого извращенного грумминга. Изучение, прежде чем препарировать без наркоза; непринужденный жест, отклеивая накладной ус. Затем второй. Внешность у психиатра запоминающаяся, тем проще. Ленноновский парик обрелся где-то на полу. Нет, стриптиза не будет.
   — Я все время думал, кому могло потребоваться вытащить меня обратно в Лондон, а Шерлока — со спецзадания, — приятным голосом проговорил Мориарти, откинувшись назад и привычно скрещивая ноги. — И как бы я не крутил ситуацию со всех сторон, как бы не выворачивал и не припоминал тех, кому мы с ним перешли дорогу, все пути ведут сюда. К счастью, охрана у видеокамер здесь примерно такая же, как в Тауэре.
   Неплоха, но алчна до материальных благ — и это субъекты, проверенные временем и опытом. Мориарти не утрудился вникнуть, с чего вдруг такая лояльность к обеспеченным подставным лицам. Тот факт, что Джим мог оказаться не первым желающим проникнуть в закрытый форт, сомнению не подвергался. Когда получаешь что-угодно буквально по хлопку ладони, невольно разучиваешься замечать подобные странности.
   Минутой ранее: алый огонек вспыхнул в последний раз и погас, избавляя обоих от незримого назойливого присутствия посторонних.
   — Давай подумаем вместе, — предложил Джим, дернув уголком губ, почти улыбка. — Версия Майкрофта-спасителя не выдерживает никакой критики.
   Даже если учесть, что малышка Молли не выдала Шерлоку маленький секрет Джима, а детектив, в свою очередь, не помчался докладывать об этом братцу, едва ли Майкрофт, что на деле не самый могущественный человек в стране, рискнул использовать память о почившем гении жанра криминального консалтинга. Причина ясна: мир рыбок, который так презирает старший, сожрет его с потрохами, едва обман всплывет наружу. Замах на имитацию возвращения Мориарти должен влечь за собой последствия, сымитировать которые Майкрофт попросту не осмелится. Ему проще организовать серию терактов в Лондоне. Если секрет Мориарти оказался раскрыт еще задолго до произошедшего, старший тем более не рискнул бы выводить Мориарти из себя. Не из страха, но из-за пресловутых последствий, на которые Джим оказался бы щедр как никогда раньше. Эвр это понимает — не может не понимать.
[indent]— Кадры подобного рода могли оказаться только в архиве Майкрофта, и я примерно представляю, с кем он мог поделиться ими. Думаю, именно последний тебе их и передал — не лично, разумеется, слишком заметная персона. Не знаю, как ты склонила к сотрудничеству служащего Шерринфорда, но тебе это удалось. Далее… пробел, — Мориарти нехорошо сощурился, глядя куда-то в сторону, ладонь непроизвольно взметнулась к виску, неподражаемая имитация сильнейшей умственной деятельности. — Сколько еще было таких «передатчиков», дорогая? Неважно, совсем-совсем неважно. Видеоролик оказался у новых хозяев Лондона, и они запустили его по всей стране. У меня много вопросов, но у нас мало времени, поэтому задам всего один.
   Не «чем тебе успел насолить Шерлок?» или «неужели ты так сильно соскучилась?», или… нет-нет-нет. Главный вопрос — ни один из перечисленных. Стул противно скрипнул под весом, прочертив пару миллиметров ножками, и Мориарти в несколько неторопливых шагов оказался у стекла, со странно хищноватой улыбкой взирая на женщину. Может, подойдет уже? Из уважения ко всему, чего между ними не было.
   — Кто тебя просил?

+1

3

Эвр вскинула голову. Ваджрасана в ее исполнении все равно была неправильной, начиная от баланса и заканчивая опущенной так, чтобы волосы завешивали лицо, головой. Эвр вскинула голову и улыбнулась. Но вставать с колен не стала, разглядывая вот так, снизу вверх.
- Джим, - выдохнула с некоторым удивлением, так, будто не она сама согласовывала этот его смешной подкуп. - Ты так давно меня не навещал, - капризно, подражая кому-то… впрочем она почти сразу выкинула этот образ из головы, слишком много мыслей, слишком трудно сосредотачиваться, если только не надо делать это специально. - А я видела эту твою девочку, - похвасталась, все же вставая с колен, потягиваясь, прежде чем подойти ближе, мягко ступая босыми ногами по бетону - как же ее зовут. Молли. Да, Молли.
- Ты же поиграешь со мной? - распластала пальцы по стеклу и дернула уголком рта - странная, искаженная зеркальным отражением полуулыбка. - Я скучала. Впрочем, ты уже со мной играешь.
Кончик пальца коснулся стекла с неприятным скрипом, не хуже чем этот звук от стула.
- Знаешь, - задумчиво, - в детстве игрушек было куда как меньше чем здесь. Но … все равно мало. И еще меньше тех, с кем можно в них поиграть. А ты играешь с Шерлоком. Вы все играете с ним. Скучно, - передразнила брата и перевела взгляд на камеру, - Мы можем поиграть все вместе, - предложила щедро, - но сначала … помоги мне с новой игрушкой? Я конечно могу и сама, - дернула плечом, - но вдвоем интереснее и быстрее, что скрывать. И кстати, - отвернулась и шагнула назад, к постели, зябко поджимая пальцы, - через пару минут тебя начнут искать, душка-Джим. Если захочешь увидеть меня еще раз приведи мне большого босса маленьких трущоб. Ну а если не захочешь, - свернулась калачиком на кровати и зевнула, - будем двигать твою карьеру на TV. А в качестве плюшки, если захочешь, можно устранить того, кто выложил запись, и заставить братика побегать.
Где-то далеко от камеры человек взглянул на часы, придвинул к двери комнаты стул, заклинивая ручку и поднес к виску пистолет. Выстрел прозвучал негромко, а вот кровь заляпала все: и пухлый конверт с надписью «Любому благотворительному фонду» и экраны видеонаблюдения.

+1

4

[indent] Это была самая любимая часть в их первом контакте. Женщина, несущая на первый взгляд абсолютную бессмыслицу и ведущая себя как главный герой классической квадрологии на основе романов Харриса, будоражила воображение Мориарти, привыкшего входить глубоко; не требовала прелюдий и церемоний, сразу переходя к сути — ничего общего, лишь неприкрытое частное, и расшифровывай как хочешь. В каждой даме должна быть загадка, а Эвр оказалась тем еще уравнением с кучей переменных, заставившим даже Джима недолго поломать голову. Тогда он не знал, чего от нее ждать — теперь знает. Поэтому никаких уточнений, только еще один мелкий шаг вперед, становясь вплотную, стерев улыбку и приподняв уголок губ.
   Молли, Молли, Молли. Ему вечно будут это припоминать? Ты умница, Эвр, но в одном ошиблась, совсем как когда-то Шерлок: игры кончились, и твой последний фокус был не так забавен, как ты думаешь. Зашел по эффектности, — теоретически Джим мог сделать это, но не так, — чувство вкуса подкачало. В какую-то секунду произошедшее проносится в сознании еще раз, и все становится ясно. Эвр ставила целью не только подпортить Шерлоку жизнь, но и пыталась манипулировать его антогонистом, не гнушаясь, по всей видимости, ничем. Блог мисс Хупер то еще чтиво. И в момент, когда Мориарти почти уверовал в то, что раскусил заключенную с одного взгляда и улыбки, смысл монолога, такого беспорядочного, больно бьет по ушам. Не стоит внимания тот факт, что Эвр нарочито дала понять, что как минимум мониторила чужую личную жизнь, какой бы нездоровой она не была, нарыв в сети и фотографии регистратора морга, коих у нее в блоге отродясь не водилось, и как максимум — умудрилась лицезреть Молли воочию.
   Услышал и пропустил. Женщина может демонстрировать свои обширные познания о чужих делах сколько угодно — Мориарти желает услышать не это и ему практически все равно, как заключенная убедила своих надзирателей выпустить ее на прогулку. Джим хочет знать, что же…
   Сдвинул брови, перебарывая то самое приятное и одновременно отвратительное ощущение: непонимание, что в его исполнении явление редкое.
[indent]— Братик? — отреагировать коронным приподнятием брови не вышло, вопрос сам сорвался с языка.
   По всем законам их бесед, всех одной, ввиду ограниченного времени, — короткий обмен репликами, обоюдно запоминая. Чужой четкий логичный ум и умение Джима на ходу ловить намеки и мыслить абстрактно, даруют голой схеме вселенский охват и нужную мишуру. Но захотелось подпрыгнуть в немом или не очень ликовании, потребовать подтверждение, удостовериться в истине и улететь обратно в Лондон, плевать на вертолет, переделывая план с нуля и, черт побери, это будет единственный раз в жизни, когда не раздражает необходимость начинать сначала!
   Громадное усилие воли и Джим сбрасывает желание подпрыгнуть, как атлант, наказанный Зевсом, обрушает с плеча небесную твердь. Она разрушит все в огромных масштабах, задавит собой и расплющит то, что было дорого, в лепешку, и Мориарти счастлив снова оказаться частью всего этого.
   Есть лишь одна проблема, из-за которой веселье придется отложить. По моментальным расчетам консультирующего преступника — на четырнадцать дней.
[indent]— В таком случае нам точно придется поторопиться, ведь я не успею покинуть форт за две минуты.
   Вопреки непредвиденным обстоятельствам, по-прежнему хочется улыбаться. И в их свете Джим временно снимает все претензии.
   — С какой новой игрушкой тебе помочь, Эвр?

+1

5

Она обернулась рывком, почти влюбленно, почти живо, почти зеркаля улыбку, почти, но не до конца, переводя ее по тонкой грани между насмешкой и надрывом к чем-то странно похожему на оскал.
- Братик, - пропела почти, так же модулируя голосом, ну если не совсем так же, то очень и очень похоже, - и даже - шепнула таинственно, качнувшись к зеркалу, - два. А у тебя пока ни одного, - добавила задумчиво. - Но это поправимо, не так ли? В конечном счете тебе же надо как-то легализоваться обратно. Впрочем это твои проблемы как ты будешь объяснять чудо своего воскрешения, милый. Зато с ними посмертная жизнь куда как интереснее, не так ли?
Эвр взглянула на Мориарти с любопытством и улыбнулась уже вполне искренне.
- Я тоже люблю когда жизнь. Впрочем смерть я тоже люблю. - поделилась, - и поэтому убеди нашего милого мистера Вардена навестить меня как-нибудь. Я уверена, ты сможешь.
Впрочем две минуты это две минуты и кончаются они очень быстро. Поэтому Эвр взглянула в глазок камеры, который как раз мигнул красным, возобновляя прерванный сигнал и кивнула, шепнув только неслышно почти «Пропустить». Спустя несколько секунд дверь камеры открылась и внутрь шагнул охранник.

- Я прошу прощения, сэр, - сказал он вежливо, но твердо, - у нас экстренная ситуация и Вам придется прервать сеанс. Пойдемте, у меня приказ эвакуировать вас как гражданское лицо с острова.

Эвр глядела им вслед некоторое время с мечтательным и грустным выражением лица, прежде чем вернуться обратно и свернуться на светлом покрывале калачиком. Пусть сейчас она имеет право лишь на переключение механизма входа и выхода, но и это уже немало. Очень немало, даже если и пришлось пожертвовать одним из ключиков в игре за целую связку. Джим ушел. Она почти как наяву представляла как охранник проводит пластиком пропуска сквозь считывающее устройство и рассматривает фотографию рядом с фамилией "Долан" на экране компьютера. С фотографии на него смотрит несколько более растрепанная и домашняя версия Мориарти, известная миру, по крайней мере еще несколько лет тому назад под странным и нелепым именем Брук. В конечной степени совершенно не имеет значения что именно мы называем розой, если эта степень для нее уже конечна. Если бы Джим сказал "нет" то фотография возможно была бы другой. И мир тоже. Но сейчас все расчеты Эвр строились именно на этом мире и он просто не мог себе позволить ее подвести.
Она лежала, рассматривая стену и думала о том, что надо убить еще как минимум трех человек в ближайшие день-два, но никак не могла определиться с последовательностью. К сожалению в мире слишком много возможностей и выбор иногда раздражает.

+2

6

[indent]Идея создать второго Мориарти висела в воздухе достаточно долго, чтобы лишить эту умницу статуса первооткрывательницы. К счастью ли, к сожалению - не столь Джим самоуверен, чтобы считать внимающую публику настолько недалекой, а Шерлока - настолько зацикленным на собственном интеллекте, чтобы не видеть дальше собственного носа и не суметь отличить одно от другого. Взгляд мгновенно метнулся за чужим и остановился на мерцающем алым глазке видеокамеры. Пару мгновений Джим смотрел на него не отрываясь и даже не думая прятать лицо, прежде чем вернул внимание Эвр.
   Эвр Холмс.
   В этом году Рождество наступило намного раньше.
   Он не имеет ни малейшего понятия, какой смысл в убийстве управляющего, но у Эвр явно есть свои причины, и она не справится без Джима, открывшего рот, дабы поставить узнице в укор явное расхождение ее планов со складывающимся незавидным положением самого Мориарти. Едва слышное движение раздвигающихся дверей лифта за спиной откладывает укор на потом.
   Спустя пару секунд Мориарти чувствует не знакомый холод наручников, нет, но аккуратное прикосновение к плечу.
   - Да-да, разумеется, - слышит со стороны свой голос, не отрывая взгляда от Эвр, неохотно отступающей к собственной кровати, и отступая следом, оставляя после себя остатки конспирации, на которую даже не обратили внимания и безмолвное обещание бледнокожей собеседнице. - Эвакуация.
   По ощущениям путь назад занял намного меньше времени.
[indent] Длинный е-мейл на почту Долана с разъяснениями, почему на дальнейшее обследование заключенной накладывается вето - так жаль! - Джим удалил, прочитав вскользь и уловив главное. Имени Эвр в нем не было - лишь информация об ограничении доступа в форт, пока не уляжется буря в тихой гавани и не окажется найден очередной камикадзе. Местный мозгоправ решил, что попался на взятке и отправил к праотцам всю свою семейку, прежде чем застрелился сам. Умница Эвр явно не любит счастливые семьи, и теперь Мориарти знает почему.
   Эта пара дней прошли под знаком качества имени Меркьюри и Джима, срывающегося на всех, кто имел наглость его побеспокоить - будь-то доставщик еды или очередная домработница, что в связи с ангельским характером Мориарти менялись чаще, чем предвесенняя погода.
   Последние сутки доктор Долан вел активную переписку с управляющим персоналом Шерринфорда, настойчиво убеждая их в необходимости дополнительного обследования заключенной, имеющего воистину научную ценность. Оперировал взятыми из воздуха фактами, умело подгоняя их под действительность. Тыкал отложенной ради такого случая командировкой. Завел твиттер и известный узкому кругу лиц хэштег. Мистер Варден продолжал упрямиться. В беседах тет-а-тет Мориарти куда убедительнее, но, увы и ах, в узких кругах административного состава Шерринфорда, почивший гений консалтинга - личность слишком известная. Варден был кем-угодно, но не круглым идиотом, которого проведет маскарад. Утро двадцать седьмого ознаменовалось обещанием взглянуть на узницу перед тем, как принять окончательное решение о новой встрече психиатра и "пациентки".
   В час дня беззвучно раздвинулся лифт, впуская в камеру Эвр главного управляющего лечебницей.

+1

7

Два дня. Целых 48 часов, 2880 минут и … какая разница сколько секунд, если каждая секунда тянется как вечность, а вечность и вечность в сумме тоже дают вечность и ни деление, ни умножение ничего больше не могут с ней поделать.
Эвр иногда, в минуты, которые пролетали значительно быстрее своих товарок, думала о том что залогом гениальности всегда является некоторая изоляция от общества, которая грозит перерасти в изоляцию репродуктивную. Так брачные ритуалы Corvus bennetti и Corvus corax различаются меж собой, имея в основе сходство, так же и брачные ритуалы гениев должны быть отличны, вплоть до того что гений может быть выше брачных ритуалов. Когда-то эта тема интересовала ее в достаточной степени, чтобы пойти на эксперимент, который явно показал что ничто гениальное, в том числе и полное безразличие к брачным играм ей не чуждо. Однако даже несмотря на это социальная подложка, это месиво случайных встреч, образов, поводов для размышлений была важна. О, она была чертовски важна, как выяснила Эвр. Да, в некотором роде выяснила замедленно, но кто не без греха, дайте его и десяток камней и время для долгой философской беседы. Сейчас она задыхалась, умирала с голоду. Каждый случай, который доверял ей Майкрофт, каждая подачка от него - все это давало пищу для мозга, а надо признать что за эти годы мозг начал слегка голодать. И поэтому на каждого нового человека, который попадал в ее святая святых, Эвр поневоле смотрела как на сочный истекающий кровью бифштекс. Нет, область ее интересов лежала слишком далеко от гастрономической, но в то же время где-то рядом. Выжимка, эссенция из самых сильных переживаний, радость постижения нового опыта, эврика, то самое чувство, которое загоралось в глазах человека, когда он понимал, полученные грубо, топорно, за максимально короткое время визита, вот что ее манило. И не было ничего слаще этого.
Адреналин - что это? Бессильное подергивание мышц - беги или умри, решай мозжечком или впади в кому, где нет никаких решений.       Не больно то побегаешь здесь, в камере. Дофамин - совсем другое дело, это тот наркотик который человек всегда носит с собой. Все маньяки сидят именно на таком. Супер-идея, аттрактор который настолько возбуждает мозг, что оргазм происходит на клеточном уровне, но самый кайф состоит в том что таких идей может быть несколько, мал-мала-меньше и еще совсем совсем крошечные. Да, и удовольствия от них чуть, но оно есть, и подпитывает ту самую первоначальную идею.
Собственно это краткое вступление мягко подводит к тезису о том, что для Эвр главным делов всей ее жизни конечно являлась семья.
Именно это она и сказала Уиллу Вардену, едва лишь он устроился на неудобном стуле подальше от стеклянной границы, разделяющей их как зеленая черта Палестину. И конечно основная причина Эвро-Варденовского конфликта заключалась в британском мандате. Оба они в конечном счете хотели бы считать Шерринфорд своей территорией.
Так вот…
- На самом деле мне очень не хватает семьи, - сказала Эвр на десятой минуте беседы с той толикой безразличия, которая позволила бы человеку понимающему внутренне воскликнуть «Аааа!! Она говорит что ей не хватает семьи, но на самом деле причина конечно не в этом. Но она слишком умна, чтобы скрывать истинные причины таким явным способом, и конечно предположит что именно так я и подумаю, а если так, то надо подумать иначе… Значит. Эврика! Ей не хватает семьи!». - Я слышала, - сказала она, - что  единственное что Вы цените больше работы это мисс Варден.
Их беседа закончилась ровно пять минут и тридцатть четыре секунды спустя. Но он конечно пришел еще раз. И еще. И еще совсем немного раз.
Совсем немного и вполне достаточно, чтобы однажды утром Джеймс Мориарти получил благодарственную открытку с милым маленьким пушистым котенком на обложке. На одном ухе у котенка болталась бумажная корона.

0


Вы здесь » Sherlock. Come and play » Time is now » 25.02.2015 - The five-minute rule